Случайный афоризм
Если я с друзьями, просматривая сокровища древних мудрых мужей, которые они оставили нам в своих сочинениях, встретим что-либо хорошее и заимствуем, то считаем это великой прибылью для себя... Сократ
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

топкой в кочегарке. Видать, не положено говорить с  порядочной  девушкой
об эдаких подлостях, о поножовщине. В книгах люди вроде нее про такое не
говорят, а может, ничего такого и не знают.
   Оба молчали, разговор, едва начавшись, чуть не оборвался.  Потом  она
сделала еще одну попытку, спросила про шрам на щеке. И еще не  договори-
ла, а он уже сообразил, что она старается говорить на понятном ему  язы-
ке, и положил, наоборот, разговаривать на языке, понятном ей.
   - Случай такой взошел, - сказал он, потрогав щеку. - Ночью дело было,
вдруг заштормило, сорвало гик, потом тали, гик  проволочный,  хлещет  по
чему попало, извивается будто змея. Вся вахта старается изловить, я  ки-
нулся, ну и схлопотал.
   - О-о! - произнесла она на сей раз так, будто все поняла, хотя на са-
мом деле это была для нее китайская грамота, и она представления не име-
ла ни что такое "гик", ни что такое "схлопотал".
   - Этот парень, Свинберн, - начал он, желая переменить  разговор,  как
задумал, но коверкая имя.
   - Кто?
   - Свинберн, - повторил он с той же ошибкой. - Поэт.
   - Суинберн, - поправила Руфь.
   - Вот-вот, он самый, - пробормотал Мартин, вновь залившись краской. -
Он давно умер?
   - Да разве он умер? Я не слыхала, - Она посмотрела на  него  с  любо-
пытством. - Где ж вы с ним познакомились?
   - В глаза его не видал, - был ответ. - Прочитал вот его стихи из  той
книжки на столе, перед тем как вам войти. А вам его стихи нравятся?
   И она подхватила эту тему, заговорила быстро, непринужденно. Ему  по-
легчало, он сел поудобнее, только сжал ручки кресла,  словно  оно  могло
взбрыкнуть и сбросить его на пол. Он сумел направить разговор на то, что
ей близко, и она говорила и говорила, а он слушал, старался уловить  ход
ее мысли и дивился, сколько всякой премудрости уместилось в  этой  хоро-
шенькой головке, и упивался нежной прелестью ее лица. Что ж, мысль ее он
улавливал, только брала досада на незнакомые слова, они так легко слета-
ли с ее губ, и на непонятные критические замечания и  рассуждения,  зато
все это подхлестывало его, давало пищу уму. Вот  она  умственная  жизнь,
вот она красота, теплая, удивительная, такое ему и не снилось. Он совсем
забылся, жадно пожирал ее глазами. Вот оно, ради чего  стоит  жить,  бо-
роться, победить... эх, да и умереть. Книжки не врут. Есть на свете  та-
кие женщины. И она такая. Он воспарил на крыльях воображения, и огромные
сияющие полотна раскинулись перед его мысленным взором, и на них  возни-
кали смутные гигантские образы - любовь, романтика,  героические  деяния
во имя Женщины - во имя вот этой хрупкой женщины, этого золотого цветка.
И сквозь зыбкое трепещущее видение, словно сквозь  сказочный  мираж,  он
жадно глядел на женщину во плоти, что сидела перед ним и говорила о  ли-
тературе, об искусстве. Он и слушал тоже, но глядел жадно, не  сознавая,
что пожирает ее глазами, что в его неотступном взгляде пылает  само  его
мужское естество. Но она, истая женщина, хоть и совсем  мало  знающая  о
мире мужчин, остро ощущала этот обжигающий взгляд. Никогда  еще  мужчины
не смотрели на нее так, и она смутилась.  Она  запнулась,  запуталась  в
словах. Нить рассуждений ускользнула от нее. Он, пугал  ее,  и,  однако,
оказалось до странности приятно, что на  тебя  так  смотрят.  Воспитание
предостерегало ее об опасности, о дурном, коварном, таинственном соблаз-
не; инстинкты же ее победно звенели, понуждая перескочить через разделя-
ющий их кастовый барьер и завоевать этого путника из иного  мира,  этого
неотесанного парня с ободранными руками и красной полосой на шее от неп-
ривычки носить воротнички, а ведь  он  явно  запачкан,  запятнан  грубой
жизнью. Руфь была чиста, и чистота противилась ему; но притом  она  была
женщина и тут-то начала постигать противоречивость женской натуры.
   - Да, так вот... да, о чем же я? - она оборвала на полуслове и тотчас
весело рассмеялась над своей забывчивостью.
   - Вы говорили, этому... Суинберну не удалось  стать  великим  поэтом,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.