Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

свои, заглянул в ее голубые глаза и вспыхнул, но за восемь  месяцев  под
солнцем лицо его стало совсем бронзовым, и этот свежий загар скрыл крас-
ку на щеках, но не скрыл полосу на шее,  натертую  жестким  воротничком.
Красный след позабавил Руфь, но едва она заметила, как Мартин одет, сме-
яться расхотелось. Костюм сидел отлично - первый его костюм от  портного
- и казалось, Мартин стал стройнее, лучше сложен. К тому же кепку  заме-
нила мягкая шляпа, Руфь велела ее надеть и  с  одобрением  отозвалась  о
том, как он теперь выглядит. Она уж и не помнила, когда так  радовалась.
Эта перемена - дело ее рук, тут есть чем гордиться, и она,  конечно  же,
конечно, будет помогать ему и дальше.
   Но самая серьезная перемена произошла в его речи, и именно  это  было
ей всего приятнее. Он стал говорить не только правильнее, но и непринуж-
денней, и его словарь стал много богаче.  Однако  стоило  ему  разволно-
ваться или увлечься, и он опять ошибался в  произношении  слова,  непра-
вильно строил фразу. И случалось, смущенно запинался, вставляя в  разго-
вор лишь недавно выученное слово. Но при этом речь его не  только  стала
непринужденнее; Руфь с удовольствием отметила, как  свободен,  остроумен
ход его мысли. Именно веселые шутки, способность добродушно подтрунивать
и сделали его любимцем в своем кругу, но раньше  он  не  находил  нужных
слов, не умел правильно выражаться, а потому и не мог проявить эту  спо-
собность при Руфи. Он еще только начинал осваиваться,  чувствовать,  что
он не вовсе чужак здесь. Но был очень  осторожен,  намеренно  осторожен,
предпочитал, чтобы веселый и легкий тон задавала Руфь, а сам хоть  и  не
отставал, не осмеливался ее опережать.
   Он рассказал, чем был занят, поделился своими планами -  зарабатывать
на жизнь писательством и учиться дальше. Но к немалому  его  разочарова-
нию, Руфь этого не одобрила. Его план не слишком ей понравился.
   - Видите ли, - откровенно сказала она,  -  писательство  должно  быть
профессией, как и все остальное. Я, разумеется, в этом не очень сведуща.
Я лишь высказываю общепринятое мнение. Разве можно  стать  кузнецом,  не
проучившись этому ремеслу три года... или, кажется, пять?  Писателям  же
платят много больше, чем кузнецам, и, должно быть, очень  многие  хотели
бы, писать... пробуют стать писателями.
   - Ну, а может быть, я как раз для этого и создан,  чтобы  писаться  -
допытывался Мартин, втайне ликуя, что так ловко подбирает слова,  и  вся
эта сцена, самый дух ее тотчас высветились на широком экране воображения
рядом с другими сценами его жизни - сценами грубыми, жестокими, пошлыми,
мерзкими.
   Вся эта пестрая мозаика мигом вспыхнула перед ним, не прервав беседу,
не нарушив спокойное течение его мыслей. На экране воображения он увидел
себя и милую прелестную девушку - они сидят напротив друг друга и  бесе-
дуют на правильном языке в комнате, полной книг и картин,  где  все  так
прилично и культурно, все озарено ярким светом незыблемого  великолепия;
а по обе стороны тянутся, отступая к  отдаленным  краям  экрана,  совсем
иные, уродливые, сцены, каждая - отдельная картинка, и он, зритель,  во-
лен разглядывать любую. Он видел их сквозь  медленно  плывущие  пряди  и
клубы зловещего тумана, что истаивал в  лучах  ярко-красного,  слепящего
света. Вот ковбои у стойки пьют обжигающее горло виски,  слышны  неприс-
тойности, грубая брань, и сам он тут же, с ними,  пьет  и  сквернословит
заодно с самыми буйными или сидит за  столом  под  коптящей  керосиновой
лампой, и стучат, звенят монеты, и карты переходят из рук в руки. Вот он
на полубаке "Сасквеханны", голый по  пояс,  сжав  кулаки,  без  перчаток
бьется в знаменитой схватке с Рыжим Ливерпулем; а вот  треклятая  палуба
"Джона Роджерса" в то серое утро, когда  они  попытались  взбунтоваться,
помощник капитана в предсмертных муках  судорожно  дергается  на  крышке
грузового люка, револьвер в руках капитана изрыгает огонь и дым, а  вок-
руг теснятся разъяренные матросы, их лица искажены ненавистью, они отча-
янно богохульствуют и падают под выстрелами... И  опять  перед  Мартином
та, главная картина, спокойная, чистая, освещенная  ровным  светом,  где
среди книг и картин сидела Руфь и беседовала с ним; вот и фортепьяно, на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.