Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и действует. Что ж тут удивительного! Ведь когда смотришь на  диких  жи-
вотных в зверинце, когда видишь, как разыгралась буря, когда  вздрагива-
ешь при вспышке зигзага молнии, тоже испытываешь непривычные чувства. Во
всем этом узнаешь стихию, что-то стихийное есть и в нем. Он  приносит  с
собой дыхание морских ветров, необъятных просторов. Отблески тропическо-
го солнца пламенеют в его лице, а в упругих вздувшихся мышцах  ощущается
первобытная сила жизни. Таинственный мир суровых людей и еще более суро-
вых дел, мир, недоступный ей, оставил на нем рубцы и шрамы. Он  неприру-
чен, дик, и то, как он покорен ей, в глубине души льстило ее  тщеславию.
Да еще родилось самое обыкновенное желание приручить дикаря. Желание не-
осознанное, у нее и в мыслях не было, что, в сущности, она  хочет  выле-
пить его по образу и подобию своего отца, которого она считала  прекрас-
нейшим человеком. И где ей, такой неискушенной, было понять, что  ощуще-
ние стихийности, которое исходит от него, и есть  величайшая  стихия  на
свете - сама любовь, - сила, что необоримо влечет  друг  к  другу  через
весь мир мужчин и женщин, и столь же властно вынуждает оленей в  должный
час убивать друг друга ради самки, и даже простейшие частицы  заставляет
соединяться.
   Быстрый духовный рост Мартина изумлял и занимал Руфь. Она  обнаружила
в нем достоинства, о которых и не  подозревала  и  которые  раскрывались
день ото дня, точно цветы на щедрой почве. Она читала ему вслух Браунин-
га и часто поражалась, как оригинально он толковал спорные места. Ей  не
понять было, что, зная людей и самую жизнь, он  как  раз  поэтому  очень
часто толковал эти места правильнее, чем она. Его суждения  казались  ей
наивными, хотя нередко дерзкий полет мысли уносил его в  такие  звездные
дали, куда она не в силах была следовать за ним,  и  лишь  загоралась  и
трепетала от столкновения с этой неведомой силой. Потом она играла  ему,
уже без всякого вызова, но испытывая его музыкой, и музыка  проникала  в
глубины, каких ей  было  не  измерить.  Все  его  существо  раскрывалось
навстречу музыке, словно цветок навстречу солнцу,  и  он  быстро  одолел
пропасть, отделявшую привычные ему подстегивающие ритмы и созвучия  тан-
цулек от той классики, которую Руфь знала чуть ли не наизусть. Однако он
обнаружил плебейское пристрастие к Вагнеру - когда Руфь познакомила  его
с увертюрой к "Тангейзеру", музыка эта захватила его как ничто другое. В
этой увертюре словно отразилась вся его жизнь. Его прошлое воплотилось в
музыкальной теме "Грота Венеры". Руфь же для него слилась с темой  "Хора
пилигримов"; и, восхищенный увертюрой, он уносился ввысь, в далекие  да-
ли, в смутный мир духовных поисков, где вечно борются добро и зло.
   Случалось ему усомниться, правильно ли она определяет  и  толкует  то
или иное музыкальное произведение, и  на  время  он  заражал  сомнениями
Руфь. Но когда она пела, сомнениям места не было, в пении была вся Руфь,
и он только изумлялся дивной, мелодичности ее  чистого  сопрано.  И  не-
вольно сравнивал: что перед ним пискливые голоса, надрывное взвизгиванье
недокормленных и необученных фабричных девчонок и хриплые вопли,  пропи-
тые голоса женщин в портовых городах. Руфь с удовольствием пела и играла
ему. По правде сказать, впервые в жизни к ней в руки попала живая  душа,
с которой можно было поиграть, душа податливая, наслаждением было лепить
ее как глину; ведь Руфи казалось, будто она формирует его  душу,  и  она
движима была самыми благими намерениями. Да и приятно было  проводить  с
ним время. Он уже не вызывал неприязни. Враждебность, которую она ощути-
ла при первой встрече, была, в сущности, страхом перед тем, что всколых-
нулось в ней самой, а потом страх угас, Она сама того  не  понимала,  но
словно чувствовала, что он принадлежит ей. К  тому  же  его  присутствие
бодрило. Она усердно занималась в университете и,  когда  отрывалась  от
пыльных книг и ощущала исходящее от этого человека дыхание свежего морс-
кого ветра, у нее прибывало сил. Сила! Именно силы ей недоставало, и  он
щедро дарил ей силу. Оказаться с ним в одной комнате или встретить его в
дверях - значило получить жизненный заряд. А когда он уходил, она с  но-
вым запасом энергии, с удвоенным пылом возвращалась к своим книгам.
   Она хорошо знала стихи Браунинга, но ей и в голову не приходило,  что

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.