Случайный афоризм
Писатель, конечно, должен зарабатывать, чтобы иметь возможность существовать и писать, но он ни в коем случае не должен существовать и писать для того, чтобы зарабатывать. Карл Маркс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Она встала, и в голове у него мелькнуло что-то из прочитанных в книж-
ке правил поведения, и он неловко поднялся, опасаясь, то ли,  что  надо,
делает, вдруг она подумает, будто он собрался уходить...
   - Кстати, мистер Иден, - окликнула она его уже от дверей, - что такое
"нализаться"? Вы несколько раз так сказали.
   - А, нализаться, - засмеялся он. - Жаргон это. Мол, вы напились  вис-
ки, пива, или еще чего и захмелели.
   - И еще одно, - Руфь тоже засмеялась. - Не употребляйте "вы"  в  без-
личных предложениях. "Вы" - очень личное местоимение, и сейчас вы сказа-
ли не совсем то, что намеревались.
   - Не пойму я, о чем вы.
   - Ну как же, вот вы сказали мне, мол, "вы напились виски,  пива...  и
захмелели", Получается, что это я захмелела, понимаете?
   - А вы бы не захмелели?
   - Разумеется, захмелела бы, - с улыбкой ответила Руфь. -
 
приписывали. В таких случаях предпочтительней обходиться без 
местоимений. 
   Она вернулась с грамматикой, подвинула свой стул к Мартину и села,  и
он подумал: видно, это он должен был  подвинуть  ей  стул.  Она  листала
страницы, а их склоненные головы оказались совсем рядом. И  так  он  был
поражен волнующей близостью Руфи, что едва ли воспринимал  план  будущих
занятий, который она ему рисовала. Но вот она стала объяснять, как много
значат спряжения, и он начисто забыл о ней. Он впервые слышал о  спряже-
ниях, важнейшие основы языка приоткрылись ему, и открытие привело его  в
восторг. Он ниже наклонился к странице, и волосы Руфи коснулись его  ще-
ки. До сих пор только раз ему случалось потерять сознание, а сейчас  по-
казалось, это повторится. Дыханье перехватило, удары сердца отдавались в
горле - не вздохнуть. Никогда еще она не казалась такой близкой. В  этот
миг через глубокую пропасть, разделявшую их, перекинулся  мост.  Но  его
чувство к ней вовсе не стало от этого менее возвышенным. Не она  опусти-
лась до него. Это он воспарил в облаках и его подняло к ней. Он и в этот
миг преклонялся перед нею, это было сродни благоговейному пылу  верующе-
го. Ему казалось, он покусился на святая святых, и он тихонько, осторож-
но отвел голову, уклоняясь от прикосновения, от которого трепетал, будто
под электрическим током, а Руфь этого и не заметила.
 
   Глава 8
 
   Шли недели, Мартин изучал грамматику, пересматривал книжки о правилах
поведения в обществе и с жадностью читал все, что ему заблагорассудится.
От прежнего своего окружения  он  оторвался.  Девушки,  бывавшие  в  Ло-
тос-клубе, гадали, что с ним приключилось, и донимали расспросами Джима,
а кое-кто из парней завсегдатаев гаража Райли, не слитком стойких в дра-
ках, только радовался, что его больше не видно. Тем временем Мартин рас-
копал в библиотеке еще один клад. Если грамматика  дала  ему  понятие  о
том, как строится язык, то эта книга дала понятие о  том,  как  строится
поэзия, и за дорогой ему красотой он стал различать размеры,  ритмику  и
форму, стал постигать, как и отчего возникает красота. Еще  одна  совре-
менная книга, которая ему попалась, рассматривала поэзию  как  реалисти-
ческое искусство, рассматривала всесторонне, со множеством  примеров  из
лучших произведений. Никакие романы не читал он так увлеченно,  как  эти
серьезные книги. И свежий, за все двадцать лет не  обремененный  науками
ум, подхлестываемый зрелой жаждой познавать, схватывал прочитанное поис-
тине мужской хваткой, неведомой уму ученическому.
   Когда с нынешней выигрышной позиции он оглядывался назад, прежний его
мир - мир суши и моря и кораблей, матросов и  алчных  женщин  -  казался
совсем маленьким; и однако он сливался с его теперешним миром  и  стано-
вился шире. Мартин стремился осмыслить все сущее в единстве и  цельности
и, когда стал находить точки соприкосновения этих двух  миров,  поначалу

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.