Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Она встала, и в голове у него мелькнуло что-то из прочитанных в книж-
ке правил поведения, и он неловко поднялся, опасаясь, то ли,  что  надо,
делает, вдруг она подумает, будто он собрался уходить...
   - Кстати, мистер Иден, - окликнула она его уже от дверей, - что такое
"нализаться"? Вы несколько раз так сказали.
   - А, нализаться, - засмеялся он. - Жаргон это. Мол, вы напились  вис-
ки, пива, или еще чего и захмелели.
   - И еще одно, - Руфь тоже засмеялась. - Не употребляйте "вы"  в  без-
личных предложениях. "Вы" - очень личное местоимение, и сейчас вы сказа-
ли не совсем то, что намеревались.
   - Не пойму я, о чем вы.
   - Ну как же, вот вы сказали мне, мол, "вы напились виски,  пива...  и
захмелели", Получается, что это я захмелела, понимаете?
   - А вы бы не захмелели?
   - Разумеется, захмелела бы, - с улыбкой ответила Руфь. -
 
приписывали. В таких случаях предпочтительней обходиться без 
местоимений. 
   Она вернулась с грамматикой, подвинула свой стул к Мартину и села,  и
он подумал: видно, это он должен был  подвинуть  ей  стул.  Она  листала
страницы, а их склоненные головы оказались совсем рядом. И  так  он  был
поражен волнующей близостью Руфи, что едва ли воспринимал  план  будущих
занятий, который она ему рисовала. Но вот она стала объяснять, как много
значат спряжения, и он начисто забыл о ней. Он впервые слышал о  спряже-
ниях, важнейшие основы языка приоткрылись ему, и открытие привело его  в
восторг. Он ниже наклонился к странице, и волосы Руфи коснулись его  ще-
ки. До сих пор только раз ему случалось потерять сознание, а сейчас  по-
казалось, это повторится. Дыханье перехватило, удары сердца отдавались в
горле - не вздохнуть. Никогда еще она не казалась такой близкой. В  этот
миг через глубокую пропасть, разделявшую их, перекинулся  мост.  Но  его
чувство к ней вовсе не стало от этого менее возвышенным. Не она  опусти-
лась до него. Это он воспарил в облаках и его подняло к ней. Он и в этот
миг преклонялся перед нею, это было сродни благоговейному пылу  верующе-
го. Ему казалось, он покусился на святая святых, и он тихонько, осторож-
но отвел голову, уклоняясь от прикосновения, от которого трепетал, будто
под электрическим током, а Руфь этого и не заметила.
 
   Глава 8
 
   Шли недели, Мартин изучал грамматику, пересматривал книжки о правилах
поведения в обществе и с жадностью читал все, что ему заблагорассудится.
От прежнего своего окружения  он  оторвался.  Девушки,  бывавшие  в  Ло-
тос-клубе, гадали, что с ним приключилось, и донимали расспросами Джима,
а кое-кто из парней завсегдатаев гаража Райли, не слитком стойких в дра-
ках, только радовался, что его больше не видно. Тем временем Мартин рас-
копал в библиотеке еще один клад. Если грамматика  дала  ему  понятие  о
том, как строится язык, то эта книга дала понятие о  том,  как  строится
поэзия, и за дорогой ему красотой он стал различать размеры,  ритмику  и
форму, стал постигать, как и отчего возникает красота. Еще  одна  совре-
менная книга, которая ему попалась, рассматривала поэзию  как  реалисти-
ческое искусство, рассматривала всесторонне, со множеством  примеров  из
лучших произведений. Никакие романы не читал он так увлеченно,  как  эти
серьезные книги. И свежий, за все двадцать лет не  обремененный  науками
ум, подхлестываемый зрелой жаждой познавать, схватывал прочитанное поис-
тине мужской хваткой, неведомой уму ученическому.
   Когда с нынешней выигрышной позиции он оглядывался назад, прежний его
мир - мир суши и моря и кораблей, матросов и  алчных  женщин  -  казался
совсем маленьким; и однако он сливался с его теперешним миром  и  стано-
вился шире. Мартин стремился осмыслить все сущее в единстве и  цельности
и, когда стал находить точки соприкосновения этих двух  миров,  поначалу

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.