Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

 
   Глава 5
 
   Наутро он проснулся и после радужных снов очутился в  парной  духоте,
все пропахло мыльной пеной и грязным бельем, сотрясалось от  дребезжания
и скрежета тяжких будней. Выйдя из своей каморки,  Мартин  услыхал  хлю-
панье воды, резкий окрик, громкую затрещину - это задерганная сестра от-
вела душу на кем-то из  своих  многочисленных  отпрысков.  Вопль  малыша
пронзил Мартина как ножом. Он ощутил, что все, даже самый воздух,  кото-
рым он дышит, мерзко, низменно. Как далеко это от красоты и покоя, кото-
рыми полон дом Руфи. Там мир духовный, здесь -  материальный,  и  притом
низменно материальный.
   - Элфрид, поди сюда, - позвал он плачущего малыша и  полез  в  карман
брюк за деньгами, он держал их небрежно и тратил с той же  легкостью,  с
какой жил. Сунул мальчонке монету в двадцать пять центов, прижал его  на
минутку к себе, хотелось унять его слезы.
   - А теперь беги, купи леденцов, да смотри поделись с братьями и сест-
рами. Купи таких, чтоб сосать подольше.
   Гертруда подняла разгоряченное лицо от корыта и глянула на него.
   - Хватило бы к пятицентовика. Всегда ты так, не знаешь цену  деньгам.
Теперь малый объестся, живот заболит.
   - Ничего, сестренка, - весело возразил Мартин. - Над  моими  деньгами
трястись нечего. Доброе тебе утро, и поцеловал бы, да ты вот занятая.
   Быть бы с сестрой поласковее, хорошая она, и по-своему его любит.  Но
с годами она все больше становится на себя не похожа, бывает, ее не пой-
мешь. Тяжкая работа, куча ребятишек, сварливый муж - наверно, из-за все-
го этого она так переменилась. И вдруг - Мартину вообразилось, будто все
ее существо вбирает в себя что-то от гниющих овощей, вонючей мыльной во-
ды и замусоленной мелочи, которую она принимает за прилавком.
   - Поди позавтракай, - буркнула она, хотя в  душе  была  довольна.  Из
всего бродячего выводка братьев Мартин всегда был ее любимцем. - И  при-
бавила, вдруг ощутив как что-то дрогнуло в ее сердце: - Дайка-ка я  тебя
поцелую.
   Большим и указательным пальцем она сняла стекающую пену с одной руки,
потом с другой. Мартин обхватил ее расплывшуюся талию и поцеловал  влаж-
ные от жары и пара губы. Ее глаза наполнились слезами -  не  столько  от
сильного чувства, сколько от слабости,  которую  вызывала  вечная  непо-
сильная работа. Сестра оттолкнула его, но он уже успел заметить ее  сле-
зы.
   - Завтрак в духовке, - поспешно  сказала  она.  -  Джим,  должно,  уж
встал. Я спозаранку на ногах, стирка, у меня. А теперь  пошевеливайся  и
поскорей выметайся. Дома нынче хорошего не жди, Том-то взял pacчет, при-
дется Бернарду самому побывать за возчика..
   Мартин пошел на кухню, а сердце щемило, распаренное лицо  сестры,  ее
неряшливый вид растравляли душу. Будь у нее на это немного времени,  она
бы его любила. Но она до полусмерти замучена. Скотина Бернард  Хиггинбо-
тем, совсем ее загонял. И однако Мартин  поневоле  почувствовал,  что  в
сестрином поцелуе не было никакой прелести. Правда, то был необычный по-
целуй. Уже многие годы Гертруда целовала его, лишь  когда  он  уходил  в
плаванье или возвращался. Но сегодняшний поцелуй отдавал мыльной  пеной,
а губы у нее дряблые. Они не прижались к его губам быстро,  сильно,  как
положено в поцелуе. Это был поцелуй усталой женщины, чья усталость копи-
лась так долго, что она разучилась целоваться. Мартин помнил ее девушкой
- до того, как выйти замуж, она, бывало, после тяжелого рабочего  дня  в
прачечной ночь напролет танцевала с лучшими танцорами, а наутро прямиком
с танцев опять отправлялась в прачечную - и хоть бы что. А потом он  по-
думал о Руфи, у нее, наверно, губы прохладные и нежные, ведь вся  она  -
прохлада и нежность. Должно быть, она и целует, как пожимает  руку,  как
смотрит на тебя, - бесхитростно, от души. Он осмелился представить, буд-
то ее губы коснулись его губ, да так живо это  представил,  что  у  него

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.