Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

куча денег. Не потому; что я Мартин Иден, парень что надо и не такой  уж
дурак. Ляпни я, что луна сработана из зеленого сыра, ты  и  тут  поддак-
нешь, во всяком случае, не заспоришь, потому что у меня  есть  деньги...
горы денег. А ведь книги мои написаны давным-давно,  говорят  тебе,  моя
работа была уже сделана, когда ты плевать на меня хотел  и  втаптывал  в
грязь.
   Но Мартин не заорал. Мысль эта грызла, терзала непрестанно, а он улы-
бался и сохранял выдержку. А когда он замолчал, принялся разглагольство-
вать Хиггинботем. Он ведь тоже преуспел в жизни и гордится  этим,  он  и
сам выбился из низов. Никто ему не помогал. Он никому ничем  не  обязан.
Он верный сын отечества, содержит большую семью, растит детей.  И  "Роз-
ничная торговля Хиггинботема за наличный расчет" -  вот  высшая  награда
его трудам и деловитости. Он любил лавку Хиггинботема, как иные  мужчины
любят своих жен. Он раскрыл перед Мартином душу, поведал, как дальновид-
но, с каким размахом воздвигал сей монумент. И  сейчас  он  тоже  строит
планы, честолюбивые планы. Район этот разрастается. Лавка становится для
него мала. Было бы помещение побольше, он бы ввел немало новшеств, кото-
рые сберегают труд, дают доход. И он этого добьется. Он  из  кожи  лезет
вон, придет время, и он купит смежный с лавкой участок  и  построит  еще
один двухэтажный каркасный дом. Верх можно будет сдавать внаем,  а  весь
нижний этаж обоих домов займет "Розничная торговля Хиггинботема  за  на-
личный расчет". По фасаду протянется новая вывеска, Хиггинботем стал  ее
описывать, и даже глаза у него заблестели.
   Мартин не слушал. Моя работа была уже сделана, опять и опять  звучало
в мозгу, заглушая трескотню лавочника. Неотвязный припев этот  сводил  с
ума, и Мартин попробовал отделаться от него.
   - Во сколько, говоришь, это обойдется? - вдруг спросил он.
   Зять, который в это время распространялся о широких возможностях тор-
говли в своем квартале, замолк на полуслове. Он  не  упоминал  сейчас  о
том, во сколько обойдется постройка нового дома,  но  знал.  Подсчитывал
десятки раз.
   - При нынешней цене на лес хватит четырех тысяч, - сказал он.
   - Вместе с вывеской?
   - Про это я не подумал, считал, раз дом выстрою, значит, вывеска само
собой. - А земля?
   - Еще три тысячи.
   Хиггинботем подался  вперед  и,  облизывая  губы,  беспокойно  шевеля
пальцами, смотрел, как Мартин выписывает чек. Но вот чек передан ему, он
глянул на сумму - семь тысяч долларов.
   - Я... я больше шести процентов платить не смогу, - выговорил он.
   Мартин чуть не рассмеялся, но вместо этого резко спросил:
   - Сколько это было бы?
   - Обожди-ка. Шесть процентов...  шестью  семь...  четыреста  двадцать
долларов.
   - Выходит тридцать пять долларов в меся, верно?
   Хиггинботем кивнул. - Тогда, если ты не  против,  уговоримся  так.  -
Мартин глянул на Гертруду. - Капитал в твоем распоряжении, если на трид-
цать пять долларов в месяц наймешь прислугу. Семь тысяч твои, если  обе-
щаешь, что Гертруда больше не будет везти на себе всю тяжелую работу  по
дому. Идет?
   Мистер Хиггинботем трудно сглотнул. Жена не должна больше будет рабо-
тать по дому - какое оскорбление его бережливости. Великолепный  подарок
- только оболочка пилюли, горькой пилюли. Жена не должна будет работать!
Он задохнулся от злости.
   - Что ж, ладно, - сказал Мартин. - Я сам буду платить  тридцать  пять
долларов в месяц и...
   Он потянулся через стол за чеком.  Но  Бернард  Хиггинботем  поспешно
прикрыл чек рукой.
   - Согласен! Согласен! - крикнул он.  Садясь  в  трамвай,  Мартин  по-
чувствовал, до чего устал и до чего ему тошно.  Взглянул  на  вывеску  -

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.