Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

куча денег. Не потому; что я Мартин Иден, парень что надо и не такой  уж
дурак. Ляпни я, что луна сработана из зеленого сыра, ты  и  тут  поддак-
нешь, во всяком случае, не заспоришь, потому что у меня  есть  деньги...
горы денег. А ведь книги мои написаны давным-давно,  говорят  тебе,  моя
работа была уже сделана, когда ты плевать на меня хотел  и  втаптывал  в
грязь.
   Но Мартин не заорал. Мысль эта грызла, терзала непрестанно, а он улы-
бался и сохранял выдержку. А когда он замолчал, принялся разглагольство-
вать Хиггинботем. Он ведь тоже преуспел в жизни и гордится  этим,  он  и
сам выбился из низов. Никто ему не помогал. Он никому ничем  не  обязан.
Он верный сын отечества, содержит большую семью, растит детей.  И  "Роз-
ничная торговля Хиггинботема за наличный расчет" -  вот  высшая  награда
его трудам и деловитости. Он любил лавку Хиггинботема, как иные  мужчины
любят своих жен. Он раскрыл перед Мартином душу, поведал, как дальновид-
но, с каким размахом воздвигал сей монумент. И  сейчас  он  тоже  строит
планы, честолюбивые планы. Район этот разрастается. Лавка становится для
него мала. Было бы помещение побольше, он бы ввел немало новшеств, кото-
рые сберегают труд, дают доход. И он этого добьется. Он  из  кожи  лезет
вон, придет время, и он купит смежный с лавкой участок  и  построит  еще
один двухэтажный каркасный дом. Верх можно будет сдавать внаем,  а  весь
нижний этаж обоих домов займет "Розничная торговля Хиггинботема  за  на-
личный расчет". По фасаду протянется новая вывеска, Хиггинботем стал  ее
описывать, и даже глаза у него заблестели.
   Мартин не слушал. Моя работа была уже сделана, опять и опять  звучало
в мозгу, заглушая трескотню лавочника. Неотвязный припев этот  сводил  с
ума, и Мартин попробовал отделаться от него.
   - Во сколько, говоришь, это обойдется? - вдруг спросил он.
   Зять, который в это время распространялся о широких возможностях тор-
говли в своем квартале, замолк на полуслове. Он  не  упоминал  сейчас  о
том, во сколько обойдется постройка нового дома,  но  знал.  Подсчитывал
десятки раз.
   - При нынешней цене на лес хватит четырех тысяч, - сказал он.
   - Вместе с вывеской?
   - Про это я не подумал, считал, раз дом выстрою, значит, вывеска само
собой. - А земля?
   - Еще три тысячи.
   Хиггинботем подался  вперед  и,  облизывая  губы,  беспокойно  шевеля
пальцами, смотрел, как Мартин выписывает чек. Но вот чек передан ему, он
глянул на сумму - семь тысяч долларов.
   - Я... я больше шести процентов платить не смогу, - выговорил он.
   Мартин чуть не рассмеялся, но вместо этого резко спросил:
   - Сколько это было бы?
   - Обожди-ка. Шесть процентов...  шестью  семь...  четыреста  двадцать
долларов.
   - Выходит тридцать пять долларов в меся, верно?
   Хиггинботем кивнул. - Тогда, если ты не  против,  уговоримся  так.  -
Мартин глянул на Гертруду. - Капитал в твоем распоряжении, если на трид-
цать пять долларов в месяц наймешь прислугу. Семь тысяч твои, если  обе-
щаешь, что Гертруда больше не будет везти на себе всю тяжелую работу  по
дому. Идет?
   Мистер Хиггинботем трудно сглотнул. Жена не должна больше будет рабо-
тать по дому - какое оскорбление его бережливости. Великолепный  подарок
- только оболочка пилюли, горькой пилюли. Жена не должна будет работать!
Он задохнулся от злости.
   - Что ж, ладно, - сказал Мартин. - Я сам буду платить  тридцать  пять
долларов в месяц и...
   Он потянулся через стол за чеком.  Но  Бернард  Хиггинботем  поспешно
прикрыл чек рукой.
   - Согласен! Согласен! - крикнул он.  Садясь  в  трамвай,  Мартин  по-
чувствовал, до чего устал и до чего ему тошно.  Взглянул  на  вывеску  -

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.