Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мистера Морза, спрашивая себя, легко ли  далось  этому  господину  такое
унижение. И приглашения не отклонил. Просто неопределенно обещал как-ни-
будь заглянуть и спросил о семье, особенно о миссис Морз и Руфи. Не зап-
нулся, вполне естественно произнес ее имя, хотя втайне удивился, что  не
ощутил внутреннего трепета, не застучало чаще сердце, не  обдало  жаркой
волной. Он получал много приглашений на обеды и кое-какие принимал. Люди
просили знакомых представить их ему, чтобы пригласить его к себе. И этот
пустяк по-прежнему изумлял его и превращался в нечто  значительное.  Его
пригласил обедать Бернард Хиггинботем, и Мартин изумился больше  прежне-
го. Припомнились дни, когда он отчаянно голодал и никто не приглашал его
на обед. Тогда-то он очень нуждался в обедах, а их не было, и его одоле-
вали слабость и дурнота, и он худел просто-напросто от голода. Вот  ведь
нелепость. Когда ему позарез надо было пообедать,  никто  ему  этого  не
предлагал, а теперь, когда он может заплатить за  сто  тысяч  обедов,  и
притом теряет аппетит, обеды сыплются на него со всех сторон. Но почему?
Несправедливо это и не по заслугам. Он тот же, что был. Все, что он  на-
писал, в ту пору было уже написано, работа  была  уже  сделана.  Супруги
Морз считали его бездельником и лодырем и через Руфь  настаивали,  чтобы
он пошел служить в какую-нибудь контору. А ведь они знали, что он пишет.
Руфь давала им рукопись за рукописью. И они читали. Читали все то, из-за
чего имя его сейчас повторяют все газеты, и как раз потому, что имя  его
повторяют асе газеты, Морзы и пригласили его на обед.  Одно  несомненно:
сам Мартин, и его писания Мор-зам всегда были глубоко безразличны.  Зна-
чит, и сейчас он нужен им не сам по себе, не ради того, что он  написал,
но ради его славы, оттого, что он стал знаменитостью, а еще - почему  бы
и нет - оттого, что у него есть примерно сотня  тысяч  долларов.  Именно
так буржуазное общество и оценивает человека, и чего иного от этой  пуб-
лики ждать? Но он горд. Он презирает подобную оценку. Пусть его ценят за
него самого или за его книги, в конце концов, они и есть  выражение  его
самого. Так ценит его Лиззи. Для нее и его работа не в счет.  Она  ценит
его, его самого. Так ценит его и Джимми, давний знакомец, и все  прежние
приятели. В дни, когда он был с ними, они не раз это доказывали; доказа-
ли это и на воскресном гулянье в Шелл-Маунд-парке. Плевать им на его пи-
сания. Любят они и готовы отстоять в драке просто Мартина Идена,  своего
парня, парня что надо.
   Но есть еще Руфь. Она полюбила его за него самого, это бесспорно.  Но
как бы он ни был ей дорог, буржуазная мера ценностей для нее дороже. Она
восстала против его писательства, и прежде всего,  видимо,  потому,  что
оно не приносило денег. Этой меркой она мерила его "Стихи о любви".  Она
тоже настаивала, чтобы он поступил на службу. Правда, у нее это  звучало
более изящно - "добиться положения в обществе", но смысл был тот же, и у
него в голове засело старое наименование. Он читал ей все, что  выходило
из-под его пера, - стихи, рассказы, эссе, "Уики-Уики",  "Позор  солнца",
решительно все. И она каждый раз упорно настаивала: надо  идти  служить,
идти, работать... Боже милостивый! Да разве он не работал, отнимая  часы
у сна, не щадя себя, все ради того чтобы стать достойным ее!
   Итак, постепенно пустяк перерастал в нечто более значительное. Мартин
был здоров телом и в здравом уме, он ел досыта,  спал  вволю,  и  однако
этот пустяк стал его навязчивой идеей. Моя работа была уже сделана, сло-
ва эти преследовали его. Он сидел напротив Бернарда Хиггинботема за  тя-
желовесным воскресным обедом над Хиггинботемовой лавкой и еле сдерживал-
ся, чтобы не заорать:
   - Моя работа была уже сделана! И теперь ты меня кормишь, а тогда пре-
доставил мне голодать; не желал пускать на порог, клял меня на чем  свет
стоят, потому что я не шел служить. А я уже завершил  свою  работу,  все
было уже написано. Вот сейчас я говорю - и ты не смеешь  меня  перебить,
ловишь каждое мое слово, почтительно выслушиваешь все, что бы я ни  ска-
зал. Твоя партия насквозь прогнила, в ней полно жуликов, говорю я, а ты,
чем бы разъяриться, бекаешь и мекаешь и соглашаешься - да, мол,  в  моих
словах много правды. А почему? Потому что я знаменит, потому что у  меня

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.