Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

рый сочинил "Эфемериду", она, как и тысячи других, несомненно, зачарова-
на его творением, и, возможно, придет день, когда она попробует написать
что-нибудь в этом роде".
   Священники начали поносить "Эфемериду" в своих  проповедях,  а  один,
который слишком упорно защищал многие идеи поэмы, был за ересь лишен са-
на. Великую поэму использовали для увеселения публики. Ею завладели  со-
чинители юмористических виршей и карикатуристы и потешались вовсю,  а  в
светских еженедельниках пошли в ход  шуточки,  вроде  таких:  сэр  Чарли
Френшем строго по секрету сказал  Арчи  Дженнигсу,  что,  прочитав  пять
строк "Эфемериды", пожалуй, кинешься избивать  калеку,  а  после  десяти
строк и вовсе утопишься.
   Мартин не смеялся и не скрипел в бешенстве зубами. Им овладела глубо-
кая печаль. Рухнул весь его мир, тот мир, что венчала  любовь,  и  после
этого краха разочарование в журнальном мирке к милейшей публике  не  так
ужасало. Бриссенден совершенно справедливо судил о журналах, а ему, Мар-
тину, чтобы убедиться в этом самому, потребовались годы тяжкого  и  нап-
расного труда. Да, Бриссенден недаром клял журналы, можно было бы и  еще
кое-что прибавить. Ну, да с ними покончено, утешил себя Мартин. Он стре-
мился к звездам, а свалился в зловонную трясину. Все  чаще  ему  виделся
Таити, - такие чистые, такие сладостные видения перед  глазами.  А  есть
еще низинный Паумоту, и скалистые Маркизские острова;  теперь  он  часто
видел себя на борту торговой шхуны или хрупкого катерка,  -  вот  он  на
рассвете проходит за риф у Папеэте и пускается в  путь  вдоль  жемчужных
атоллов к Нуку-Хиве, к бухте Тайохаэ, где Тама-ри заколет  в  честь  его
приезда кабана, а увитые гирляндами дочери Тамари возьмут его за руки  и
с пес-ней и смехом обовьют и его цветами. Это зов Южных морей, и конечно
же, рано или поздно он отзовется.
   А пока он ничего не делал, отдыхал и набирался сил после долгого  пе-
рехода через царство знания. Когда от "Парфенона" пришел чек  на  триста
пятьдесят долларов, Мартин передал его местному  стряпчему,  который  по
поручению родных Бриссендена занимался  делами  покойного.  Мартин  взял
расписку в получении чека и одновременно  дал  письменное  обязательство
вернуть взятые у Бриссендена сто долларов.
   Скоро Мартин перестал быть завсегдатаем японских ресторанчиков. В тот
самый час, когда он перестал бороться, судьба ему улыбнулась. Но  улыбка
запоздала. Равнодушно вскрыл он тонкий конверт из "Золотого века",  про-
бежал глазами чек на триста долларов и заметил, что он выписан за приня-
тое к печати "Приключение". Все долги Мартина, включая проценты  ростов-
щику, не превышали, ста долларов. И когда он расплатился со всеми долга-
ми и отдал сто долларов наследникам Бриссендена, у него  в  кармане  еще
осталось больше сотни долларов. Он заказал у портного костюм и обедал  в
лучших городских кафе. Спал он по-прежнему в своей комнатушке  у  Марии,
но при виде его нового костюма, соседские мальчишки  перестали,  забрав-
шись на крышу дровяного сарая или хоронясь за забором, кричать ему "бро-
дяга" и "лодырь".
   "Уики-Уики", его гавайский рассказ, был куплен Ежемесячником Уоррена"
за двести пятьдесят долларов. "Северное обозрение" взяло его этюд "Колы-
бель красоты", а "Журнал Макинтоша" - "Гадалку", стихотворение,  которое
он посвятил Мэриан. Редакторы и рецензенты вернулись после летнего отды-
ха, и судьба рукописей решалась без промедления. Для Мартина  оставалось
загадкой, что на них на всех напало, отчего они  вдруг  встрепенулись  и
пошли принимать подряд все то, что упорно отвергали целых два  года.  До
сих пор ничто из написанного им еще не было напечатано. Нигде, кроме Ок-
ленда, его не знают, да и среди тех немногих в Окленде, кто думал, будто
знает его, он известен как "красный" и  социалист.  И  решительно  нечем
объяснить, почему товар его вдруг пошел в ход. Просто каприз судьбы.
   После того как "Позор солнца" был отвергнут многими журналами, Мартин
сделал, как советовал Бриссенден, с которым он раньше не  соглашался,  -
отправил эту рукопись по издательствам.  После  нескольких  отказов  его
приняло издательство "Синглтри,  Дарнли  и  К+",  пообещав  опубликовать

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.