Случайный афоризм
Писать - значит предоставлять другим заботу о завершенности твоего слова. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

той идол, перед которым они падают ниц, которому поклоняются.
   Гертруда предложила брату денег, и он опять покачал головой,  хоть  и
знал, завтра не миновать идти к ростовщику.
   - От Бернарда держись подальше, - предостерегла она. - Пройдет месяца
три, поостынет он, тогда, глядишь, и возьмет тебя, если захочешь, возчи-
ком, товар возить. А если во мне какая нужда, пошли за мной, я-то приду.
Не забывай.
   Шумно всхлипывая, она пошла прочь, и при виде  этой  грузной  фигуры,
этой неуклюжей походки жалость пронзила Мартина. Он глядел вслед сестреб
и здание ницшеанского учения словно бы пошатнулось и закачалось.  Отвле-
ченное понятие "класс рабов" - это ладно, но в применений, к собственным
родным такое определение не слишком подходит. И, однако,  если  есть  на
свете рабы, попираемые сильными, так сестра Гертруда-олицетворение раба.
Этот парадокс заставил Мартина свирепо усмехнуться. Хорош ницшеанец, до-
пустил, чтобы твои взгляды поколебались при первом же сердечном  порыве,
при первом же душевном волнении; это в тебе самом пробудилась мораль ра-
ба, - вот, по сути, что такое твоя жалость к сестре. Истинные аристокра-
ты духа выше щах рабов, это всего лишь мука и пот отверженных и слабых.
 
   Глава 40
 
   "Запоздавший" по-прежнему лежал забытый на столе. Все рукописи, кото-
рые Мартин разослал по журналам, вернулись и лежали под  столом.  Только
одну он отправлял снова и снова - "Эфемериду" Бриссендена.  Велосипед  и
черный костюм опять были в закладе, и агентство проката пишущих  машинок
вновь беспокоилось из-за арендной платы. Но все это больше не  волновало
Мартина. Он пытался заново обрести в этом мире почву под  ногами,  а  до
тех пор ничего он не станет предпринимать.
   Через несколько недель случилось то, на что он надеялся. Он  встретил
на улице Руфь. Правда, ее сопровождал брат, Норман, и они хотели  пройти
мимо - и Норман сделал Мартину знак не подходить.
   - Если вы станете навязываться сестре, я позову полицейского, - приг-
розил он, - Она не желает с вами разговаривать, и ваша настойчивость ос-
корбительна.
   - Не мешайте, не то придется позвать полицейского, но тогда ваше  имя
попадет в газеты, - угрюмо ответил Мартин. - А теперь прочь с дороги,  и
если хотите, зовите полицейского. Я намерен поговорить с Руфью.
   - Я хочу услышать это из твоих уст, - сказал Мартин.
   Ее кинуло в дрожь, она побледнела, но взяла себя в руки  и  выжидающе
посмотрела на Мартина.
   - В письме я задал тебе вопрос, - напомнил  он.  Норман,  нетерпеливо
дернулся, но быстрый взгляд Мартина обуздал его.
   Руфь покачала головой.
   - Ты поступаешь так по своей воле? - требовательно спросил он.
   - Да. По своей воле. - Она говорила негромко, твердо, обдуманно. - Вы
меня опозорили, я стыжусь встречаться со знакомыми. Я знаю, все обо  мне
сплетничают. Больше мне нечего вам сказать. Из-за вас я несчастлива, и я
не хочу больше вас видеть.
   - Знакомые! Сплетни! Газетные враки! Да разве все это сильнее  любви?
Я понимаю одно: значит, ты никогда меня не любила.
   Бледное лицо Руфи вспыхнуло.
   - После всего, что было? - слабым голосом воскликнула она. -  Мартин,
вы сами не понимаете, что говорите. Я не фабричная работница.
   - Вы же видите, она не желает иметь с вами ничего общего,  -  выпалил
Норман и повел Руфь прочь.
   Мартин шагнул в сторону и дал им пройти, бессознательно сунул руку  в
пустой карман в поисках табака и бумаги для курева.
   До Северного Окленда дорога не близкая, и Мартин понял, что она оста-
лась позади, лишь когда поднялся по ступенькам и очутился у себя. Оказа-
лось, он сидит на краю кровати и  озирается,  словно  лунатик,  которого

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.