Случайный афоризм
Написать книгу - это всегда в некотором смысле уничтожить предыдущую. Поль Мишель Фуко
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

достойно, не по-мужски, а он такое натворил и не понимает:
   - Он пришел к нам, чтобы его вразумили, - вставил Бриссенден.
   - Да, пришел ко мне, а сперва оклеветал меня я напакостил мне. Теперь
бакалейщик наверняка откажет мне в кредите. И, что самое скверное,  нес-
частный мальчишка не сойдет с этой дорожки, покуда не выродится  в  пер-
воклассного газетчика и первоклассного негодяя.
   - Но еще не все потеряно, - промолвил Бриссенден. - Как знать, может,
вы окажетесь скромным орудием его спасения. Почему вы не даете мне  дви-
нуть ему хоть разок. Я бы тоже рад приложить руку к его спасению.
   - Я в-в-в-вас засажу, о-об-боих васажу, с-с-ско-ты, - рыдала  заблуд-
шая душа.
   - Нет, слишком у него красивенький да слабовольный ротик,  -  скорбно
покачал головой Мартин. - Боюсь, понапрасну я натрудил руку. Этого моло-
дого человека не исправишь. В конечном счете он станет весьма знаменитым
преуспевающим газетчиком. У него нет совести. Уже одно это приведет  его
к славе.
   При таких словах молокосос ступил на порог, до последней минуты  тре-
пеща, что Бриссенден запустит в него бутылкой, которую еще сжимал в  ру-
ках.
   Назавтра из утренней газеты Мартин узнал о себе  еще  немало  нового.
"Мы заклятые враги общества, - оказывается,  сказал  он  во,  время  ин-
тервью. - Нет, мы не анархисты, мы социалисты".  Репортер  заметил  ему,
что между двумя течениями разница как будто невелика, и  Мартин  в  знак
согласия молча пожал плечами. Лицо у него, оказывается,  резко  асиммет-
ричное, описаны и другие признаки вырождения. Особенно бросаются в глаза
руки типичного убийцы и свирепый блеск налитых кровью глаз.
   Мартин узнал также, что по вечерам он выступает перед рабочими в  Му-
ниципальном парке и что среди анархистов и социалистов, которые там  бу-
доражат умы, он привлекает больше всего народу и произносит самые  рево-
люционные речи. Молокосос живо описал жалкую комнатушку Мартина с  керо-
синкой к единственным стулом и его приятеля, жуткого  бродягу,  который,
выглядит так, будто он только что вышел из одиночной камеры после  двад-
цати лет заточения в крепости.
   Молокосос не терял времени даром. Где он только  не  побывал,  немало
разнюхал о родных Мартина и сфотографировал лавку Хиггинботема, а  перед
ней-хозяина, Бернарда Хиггинботема собственной персоной. Сей  джентльмен
был изображен как рассудительный,  исполненный  достоинства  коммерсант,
которого глубоко возмущают социалистические взгляды шурина, а сам шурин,
по его определению, бездельник и лодырь, не желает устраиваться на рабо-
ту, когда ему предлагают, и наверняка угодит за решетку. Было взято  ин-
тервью и у Германа Шмидта, мужа Мэриан. Он назвал Мартина паршивой овцой
их семейства и решительно отрекся от него. "Он пытался тянуть с меня де-
нежки, но я живо его отвадил, - сказал Шмидт репортеру.  -  Знает,  без-
дельник, что у нас ему не поживиться. От человека, который не хочет  ра-
ботать, хорошего не жди, можете мне поверить".
   На этот раз Мартин не на шутку обозлился. Бриссендена все это  только
забавляло, но его уговоры  не  утешали  Мартина,  который  понимал,  что
предстоит трудное объяснение с Руфью. Ну, а  ее  папаша,  несомненно,  в
восторге и уж постарается извлечь из случившегося все, что можно,  чтобы
расстроить помолвку. Как постарался мистер Морз, Мартину пришлось узнать
очень скоро. Послеобеденная почта принесла письмо от Руфи.  Предчувствуя
беду, Мартин вскрыл письмо и прочел тут же, возле двери,  едва  получив.
Читая, он машинально полез в карман за табаком и  бумагой,  как  бывало,
пока он не бросил курить. Он не сознавал, что карман пуст,  не  сознавал
даже, чего ищет.
   Письмо было очень спокойное. Никаких следов гнева. Но в каждой строч-
ке, с начала и до конца, чувствовалось, что Руфь оскорблена и  разочаро-
вана. Он обманул ее ожидания. Она надеялась, что он одолеет  свою  ребя-
ческую необузданность, сумеет оценить ее любовь к нему и научится  жить,
как подобает серьезному и порядочному человеку. А теперь ее родители ре-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.