Случайный афоризм
Современный писатель не тот, кого почитают, а кого еще и читают. Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

зачем он пожаловал. - Вчера вечером я слушал вашу речь, мистер  Иден,  и
пришел взять у вас интервью, - начал тот. Бриссенден рассмеялся.
   - Собрат-социалист? - спросил репортер,  окинув  Бриссендена  быстрым
взглядом: бледный, тощий, почти уже мертвец-неоценимая находка  для  га-
зетной сенсации.
   - И это он написал тот отчет, - негромко, сказал Мартин. - Да  он  же
совсем мальчишка!
   - Почему вы не взгреете его? - спросил Бриссенден. - Вернули  бы  мне
на пять минут мои легкие, тысячу долларов не пожалел бы.
   Молокосос был несколько озадачен этим разговором о нем при нем и  все
же как будто его здесь нет. Но ведь за блестящее описание собрания соци-
алистов его похвалили и отрядили взять интервью у Мартина  Идена,  вождя
организованной угрозы обществу.
   - Вы не против, если мы вас сфотографируем, мистер  Иден?  -  спросил
он. - На улице ждет наш редакционный фотограф, и он говорит, лучше  сфо-
тографировать вас прямо сразу; пока не село солнце. А после можно  будет
взять интервью.
   - Фотограф, - раздумчиво произнес Бриссенден. - Взгрейте его, Мартин,
взгрейте!
   - Наверно, я старею, - был ответ. - Надо бы взгреть, да что-то неохо-
та. Не стоит того.
   - Ради его матери, - убеждал Бриссенден.
   - Об этом стоит подумать, - ответил Мартия. - Но нет, вряд  ли  стоит
тратить на него порох. Понимаете, взгреть парня-для этого  нужен  порох.
Да и какой смысл?
   - Верно... ясное дело, - весело объявил молокосос, а сам уже с  опас-
кой поглядывал на дверь.
   - Но там сплошная неправда, ни слова правды не написал,  -  продолжал
Мартин, обращаясь к Бриссендену.
   - Понимаете, это же общий очерк, - отважился вставить репортер,  -  и
потом, такой очерк прекрасная реклама. Вот что важно. Это вам на пользу.
   - Прекрасная реклама, Мартин, дружище, - внушительно  повторил  Брис-
сенден.
   - И мне на пользу... подумать только! - подбавил Мартин.
   - Одну минутку... где вы родились, мистер Иден? - спросил  молокосос,
выразив на лице усиленное внимание.
   - Он не делает заметок, - сказал Бриссенден. - Он все помнит.
   - Я обхожусь без заметок, - молокосос старался не выдать  тревоги.  -
Умелый репортер не нуждается в заметках.
   - Он обошелся без заметок... для вчерашнего отчета. -  Но  Бриссенден
отнюдь не исповедовал квиетизм и вдруг резко переменил позицию.  -  Если
вы не взгреете его, Мартин, так взгрею я, даже если  сразу  после  этого
упаду замертво.
   - Может быть, просто его отшлепаем? - спросил Мартин.
   Бриссенден обдумал его предложение и кивнул. Миг - и Мартин уже сидел
на краю кровати, а юный репортер лежал лицом вниз у него на коленях.
   - Смотри не кусайся, - предостерег Мартин, - не то придется заехать в
морду, обидно будет, вон ты какой красавчик.
   Поднятая рука Мартина опустилась - и пошло,  и  пошло,  вверх,  вниз,
быстро, размеренно. Молокосос вырывался, ругался, извивался, но кусаться
не смел. Бриссенден пресерьезно на это взирал, но в какую-то минуту  ув-
лекся и, сжимая бутылку виски, взмолился:
   - Ну-ка, я разок попробую.
   - Жалко, рука устала, - сказал наконец Мартин и отступился. -  Совсем
онемела.
   Он приподнял молокососа и водрузил на кровать.
   - Погодите, я упрячу вас за решетку, - огрызнулся мальчишка, по  баг-
ровым щекам текли слезы злой обиды. - Вы еще поплатитесь. Я вам покажу.
   - Ну и ну! - заметил Мартин. - Он даже не  понимает,  что  ступил  на
скользкую дорожку. Возвести поклеп на ближнего своего  непорядочно,  не-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.