Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

зачем он пожаловал. - Вчера вечером я слушал вашу речь, мистер  Иден,  и
пришел взять у вас интервью, - начал тот. Бриссенден рассмеялся.
   - Собрат-социалист? - спросил репортер,  окинув  Бриссендена  быстрым
взглядом: бледный, тощий, почти уже мертвец-неоценимая находка  для  га-
зетной сенсации.
   - И это он написал тот отчет, - негромко, сказал Мартин. - Да  он  же
совсем мальчишка!
   - Почему вы не взгреете его? - спросил Бриссенден. - Вернули  бы  мне
на пять минут мои легкие, тысячу долларов не пожалел бы.
   Молокосос был несколько озадачен этим разговором о нем при нем и  все
же как будто его здесь нет. Но ведь за блестящее описание собрания соци-
алистов его похвалили и отрядили взять интервью у Мартина  Идена,  вождя
организованной угрозы обществу.
   - Вы не против, если мы вас сфотографируем, мистер  Иден?  -  спросил
он. - На улице ждет наш редакционный фотограф, и он говорит, лучше  сфо-
тографировать вас прямо сразу; пока не село солнце. А после можно  будет
взять интервью.
   - Фотограф, - раздумчиво произнес Бриссенден. - Взгрейте его, Мартин,
взгрейте!
   - Наверно, я старею, - был ответ. - Надо бы взгреть, да что-то неохо-
та. Не стоит того.
   - Ради его матери, - убеждал Бриссенден.
   - Об этом стоит подумать, - ответил Мартия. - Но нет, вряд  ли  стоит
тратить на него порох. Понимаете, взгреть парня-для этого  нужен  порох.
Да и какой смысл?
   - Верно... ясное дело, - весело объявил молокосос, а сам уже с  опас-
кой поглядывал на дверь.
   - Но там сплошная неправда, ни слова правды не написал,  -  продолжал
Мартин, обращаясь к Бриссендену.
   - Понимаете, это же общий очерк, - отважился вставить репортер,  -  и
потом, такой очерк прекрасная реклама. Вот что важно. Это вам на пользу.
   - Прекрасная реклама, Мартин, дружище, - внушительно  повторил  Брис-
сенден.
   - И мне на пользу... подумать только! - подбавил Мартин.
   - Одну минутку... где вы родились, мистер Иден? - спросил  молокосос,
выразив на лице усиленное внимание.
   - Он не делает заметок, - сказал Бриссенден. - Он все помнит.
   - Я обхожусь без заметок, - молокосос старался не выдать  тревоги.  -
Умелый репортер не нуждается в заметках.
   - Он обошелся без заметок... для вчерашнего отчета. -  Но  Бриссенден
отнюдь не исповедовал квиетизм и вдруг резко переменил позицию.  -  Если
вы не взгреете его, Мартин, так взгрею я, даже если  сразу  после  этого
упаду замертво.
   - Может быть, просто его отшлепаем? - спросил Мартин.
   Бриссенден обдумал его предложение и кивнул. Миг - и Мартин уже сидел
на краю кровати, а юный репортер лежал лицом вниз у него на коленях.
   - Смотри не кусайся, - предостерег Мартин, - не то придется заехать в
морду, обидно будет, вон ты какой красавчик.
   Поднятая рука Мартина опустилась - и пошло,  и  пошло,  вверх,  вниз,
быстро, размеренно. Молокосос вырывался, ругался, извивался, но кусаться
не смел. Бриссенден пресерьезно на это взирал, но в какую-то минуту  ув-
лекся и, сжимая бутылку виски, взмолился:
   - Ну-ка, я разок попробую.
   - Жалко, рука устала, - сказал наконец Мартин и отступился. -  Совсем
онемела.
   Он приподнял молокососа и водрузил на кровать.
   - Погодите, я упрячу вас за решетку, - огрызнулся мальчишка, по  баг-
ровым щекам текли слезы злой обиды. - Вы еще поплатитесь. Я вам покажу.
   - Ну и ну! - заметил Мартин. - Он даже не  понимает,  что  ступил  на
скользкую дорожку. Возвести поклеп на ближнего своего  непорядочно,  не-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.