Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1895 году родился(-лась) Сергей Александрович Есенин

В 1832 году скончался(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

на Мартина, весь побагровел, словно его вот-вот хватит удар, и в комнате
воцарилась гробовая тишина. Мистер Морз втайне ликовал. Дочь явно  шоки-
рована. Что и требовалось; наконец-то проявилась хулиганская натура это-
го молодчика, которого он невзлюбил.
   Рука Руфи умоляюще сжала под столом руку Мартина, но он  уже  закусил
удила. Его бесили претензии и фальшь этих  неспособных  мыслить  господ,
что занимают высокие посты. Член Верховного суда штата! Всего  каких-ни-
будь два года назад он, Мартин, взирал из болота на таких  вот  знамени-
тостей и почитал их богами.
   Судья Блаунт пришел в себя и попытался продолжать, обращаясь к Марти-
ну с подчеркнутой учтивостью, что, как понял Мартин, делалось ради  дам.
И Мартин еще сильней разозлился. Неужто в мире вовсе не  осталось  чест-
ности?
   - Где вам спорить со мной о Спенсере! - воскликнул Мартин. - Вы знае-
те его не лучше, чем его соотечественники. Понимаю, это  не  ваша  вина.
Таково уж презренное невежество нашего времени. Сегодня вечером, по  до-
роге сюда, я столкнулся с его образчиком, я читал статью Сейлиби о Спен-
сере. Вам не мешало бы ее прочесть. Она доступна. Можете купить в  любом
книжном магазине или взять в библиотеке. Вас бы разобрал стыд, ваше  не-
вежество, ваши оскорбления и мелочные нападки на благородного человека -
сущие пустяки перед тем, что наворотил Сейлиби.  Это  уж  такой  стыд  и
срам, что ваша постыдная болтовня по сравнению с ним невинный лепет.
   Некий философ-академик, недостойный дышать одним воздухом со  Спенсе-
ром, назвал его "Философом недоучек". Сомневаюсь, чтоб  вы  прочли  хоть
десять страниц Спенсера, но существовали критики - и, надо думать, поум-
нее вас, - которые прочли из него не больше вашего  и,  однако,  посмели
заявить, будто в его сочинениях нет ни одной дельной мысли, -  и  это  о
Спенсере, чей гений наложил печать на все научные исследования,  на  все
современное мышление, о человеке, который стал отцом психологии, который
произвел переворот в педагогике, так что  сегодня  сынишку  французского
крестьянина обучают грамоте и арифметике, следуя принципам  Спенсера.  И
это презренное комариное племя набрасывается на него, оскорбляет его па-
мять, а само кормится его идеями, применяет их в жизни. Ведь тем  немно-
гим, что осело у них в мозгах, они прежде  всего  обязаны  Спенсеру.  Не
будь Спенсера, у этих ученых попугаев не оказалось  бы  и  малой  толики
подлинного знания.
   И однако даже ректор Фербенкс из Оксфорда, человек, чье положение по-
выше вашего, судья Блаунт, сказал, что потомки отвергнут Спенсера,  ско-
рее назвав его мечтателем и поэтом, чем мыслителем.  Да  вся  эта  шатия
сплошь - болтуны и брехуны. Один изрек: "Основные начала" не вовсе лише-
ны литературных достоинств". А другие заявляли, что он  не  оригинальный
мыслитель, а просто усердный труженик. Болтуны и брехуны! Болтуны и бре-
хуны!
   Мартин круто оборвал свою речь, ив комнате воцарилась мертвая тишина.
В семье Руфи судью Блаунта почитали как человека влиятельного и  достиг-
шего высокого положения, и вспышка Мартина всех ужаснула. Остаток вечера
прошел как на похоронах, судья Блаунт и мистер  Морз  беседовали  только
друг с другом, общий разговор никак не клеился. А потом, когда Руфь  ос-
талась наедине с Мартином, разразилась буря.
   - Ты невыносим, - рыдала она. Но его гнев еще не потух, и он  продол-
жал бормотать:
   - Скоты! Скоты!
   Руфь сказала, что он оскорбил судью.
   - Сказав ему правду в глаза? - возразил Мартин.
   - Мне все равно, правда это или неправда, - настаивала она. - Сущест-
вуют границы приличия, и ты не имеешь права никого оскорблять.
   - А тогда какое право у судьи  Блаунта  оскорблять  правду?  -  резко
спросил Мартин. - Уж конечно, нападать на правду куда  предосудительней,
чем оскорбить ничтожество вроде этого Блаунта. А он поступил  еще  хуже.
Он чернил мя великого, благородного человека, которого уже нет в  живых.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.