Случайный афоризм
Писать - всё равно что добывать жемчуг, а публиковать написанное - всё равно что метать его перед свиньями. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

милтон организовал тот профсоюз и провернул стачку - все заранее сплани-
ровал вот тут,  у  Крейса.  Проделал  это  все  ради  собственного  удо-
вольствия, но в профсоюзе не остался, слишком ленив. А если бы  захотел,
пошел бы далеко. На редкость способный человек, но непревзойденный  лен-
тяй.
   Брйссенден продвигался в темноте, пока не завиднелась  полоска  света
из-под какой-то двери. Стук, чей-то голос в ответ, дверь  отворилась,  и
вот уже Мартин обменивается рукопожатием с Крейсом, смуглым красавцем  с
ослепительно белыми зубами, черными вислыми усами и черными  сверкающими
глазами. Мэри, полная молодая блондинка, мыла тарелки в задней  комнатке
(она же кухня и столовая). Первая комната служила спальней  и  гостиной.
Гирлянды выстиранного белья висели так низко над головой,  что  поначалу
Мартин не заметил двух мужчин, беседующих в углу. Они шумно  и  радостно
приветствовали Бриссендена и его бутыли, и, когда  Мартина  познакомили,
оказалось, это Энди и Парри. Мартин присоединился к  ним  и  внимательно
слушал рассказ Парри о боксерском состязании, на котором он был накануне
вечером; тем временем Бриссенден, как заправский бармен, готовил пунш  и
разливал вино и виски с содовой. Потом он скомандовал: "Давайте всех сю-
да" - и Энди пошел по всему этажу созывать жильцов.
   - Нам повезло, почти все дома, - шепнул Мартину Бриссенден. -  Вот  и
Нортон и Хамилтон, подите познакомьтесь. Стивенса, я слышал, нету.  Поп-
робую заведу их на монизм. Вот погодите, они опрокинут стаканчик-другой,
тогда разойдутся.
   Поначалу разговор перескакивал с одного на другое. И все равно Мартин
не мог не оценить живую игру их мысли. У каждого был свой взгляд на  ве-
щи, хотя взгляды их зачастую оказывались противоположными; и хотя спори-
ли они остроумно и находчиво, но не поверхностно. Мартин скоро  понял  -
это было ясно, о чем бы ни зашла речь, - что у каждого есть связная сис-
тема знаний и цельное, хорошо обоснованное представление об обществе и о
вселенной. Они не пользовались готовыми мнениями,  все  они,  каждый  на
свой лад, были мятежники, и никто не изрекал избитых истин.  Мартин  ни-
когда не слышал, чтобы у Морзов обсуждался такой широкий  круг  разнооб-
разнейших тем. Казалось, они о чем угодно могут с  увлечением  толковать
хоть ночь напролет. Разговор переходил от новой книги миссис Хемфри Уорд
к последней пьесе Шоу, через будущее драмы к воспоминаниям о  Менсфилде.
Они одобряли или высмеивали передовые статьи утренних газет, говорили об
условиях труда в Новой Зеландии, а потом  о  Генри  Джеймсе  и  Брандере
Мэтьюзе, обсуждали притязания Германии на Дальнем Востоке и  экономичес-
кую сторону "желтой опасности", ожесточенно спорили о выборах в Германии
и о последней речи Бебеля, а там доходила очередь и до  местных  полити-
ческих махинаций, до новейших замыслов и распрей руководства  Объединен-
ной рабочей партии, до сил, приведенных.
   - Разница есть, - настаивала Руфь. поразила  их  осведомленность.  Им
было известно то, о чем никогда не писали газеты - пружины, и рычаги,  и
невидимые глазу руки, которые приводят в движение марионеток. К  удивле-
нию Мартина, молодая хозяйка, Мэри, вступила в разговор и  оказалась  на
редкость умной и знающей, таких женщин Мартин почти не встречал. Побесе-
довали о Суинберне и Россетти, а лотом она принялась толковать о  таком,
о чем он и представления не имел, завела его на боковые  тропинки  фран-
цузской литературы. Он отыгрался, когда она принялась защищать Метерлин-
ка, а он пустил в ход тщательно продуманные мысли,  которые  развивал  в
"Позоре солнца".
   Появились еще несколько человек, в комнате стало не продохнуть от та-
бачного дыма, и тут Бриссенден дал старт.
   - Вот вам новая жертва, Крейс, - сказал он. -  Неоперившийся  птенец,
пылкий поклонник Герберта Спенсера. Обратите его в геккельянца, если су-
меете.
   Крейс будто проснулся, засиял, как металл под лучом света,  а  Нортон
посмотрел на Мартина сочувственно, с мягкой,  девичьей  улыбкой,  словно
обещая надежно его защитить.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.