Случайный афоризм
Писатель - тот же священнослужитель. Томас Карлейль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тавив. Мартина в недоумении, что за измятая, засаленная бумажка зажата у
него в руке. Вернувшись к себе, он разгладил, ее и увидел, что это  сто-
долларовый билет.
   Мартин не постеснялся им воспользоваться. Он  звал,  у  друга  всегда
полно денег, и знал также, был глубоко уверен, что  дождется  успеха,  и
сможет вернуть долг. Наутро он заплатил по всем  счетам,  дал  Марии  за
комнату за три месяца вперед и выкупил у ростовщика все свои вещи. Потом
выбрал свадебный подарок Мэриан и рождественские подарки поскромней  для
Руфи и Гертруды. И наконец, на оставшиеся деньги повез в Окленд все  се-
мейство Сильва. С опозданием на год, он все-таки исполнил свое обещание,
и все от мала до велика, включая Марию, получили по паре обуви. А в при-
дачу свистки, куклы, всевозможные игрушки, пакеты и фунтики со  сластями
и орехами, так что они едва могли все это удержать.
   Ведя за собой эту красочную процессию, он вместе  с  Марией  зашел  в
кондитерскую в поискал самых больших леденцов на  палочке  и  неожиданно
увидел там Руфь с матерью. Миссис Морз оторопела. Даже Руфь была задета,
ибо приличия кое-что значили и для нее, а ее возлюбленный бок  о  бок  с
Марией, во главе этой команды португальских оборвышей, - зрелище  не  из
приятных. Но сильней задело ее другое, она сочла, что Мартину  недостает
гордости и чувства собственного достоинства. А еще того хужеслучай  этот
показал ей, что никогда Мартину не подняться над средой, из  которой  он
вышел. Бедняк, рабочий - само происхождение Мартина уже клеймо,  но  так
бесстыдно выставлять его напоказ перед всем миром, перед ее миром -  это
уже слишком. Хотя ее помолвка держалась в тайне, об их давних,  постоян-
ных встречах не могли не судачить; а в кондитерской оказалось  несколько
ее знакомых, и они украдкой поглядывали на ее поклонника  и  его  свиту.
Руфь не обладала душевной широтой Мартина и не способна была стать  выше
своего окружения. Случившееся уязвило ее, чувствительная душа ее  содро-
галась от стыда. И приехав к ней позднее в тот же день с подарком в наг-
рудном кармане, Мартин решил отдать его как-нибудь в другой раз.  Плачу-
щая Руфь, плачущая горько, сердитыми слезами, это было для него открове-
ние. Раз она так страдает, значит, он грубое животное, хотя в чем и  как
провинился: - хоть убейте, непонятно. Ему и в голову, не приходило  сты-
диться своих знакомств, и в том, что ради Рождества он угостил семейство
Сильва, он не усматривал ни малейшего неуважения к Руфи. С другой сторо-
ны, когда Руфь объяснила ему свою точку зрения, он понял ее, что ж, вид-
но, это одна из женских слабостей, которым подвержены все женщины,  даже
самые лучшие.
 
   Глава 36
 
   - Пойдемте, я покажу вам людей из настоящего теста, - однажды январс-
ким вечером сказал Бриссенден.
   Они пообедали вместе в Сан-Франциско и ждали обратного парома на  Ок-
ленд, как вдруг ему вздумалось показать  Мартину  "людей  из  настоящего
теста". Он повернулся, стремительно зашагал по набережной, тощая тень  в
распахнутом пальто, Мартин едва поспевал за ним. В оптовой винной  лавке
он купил две четырехлитровые оплетенные  бутылки  Старого  портвейна  и,
держа по бутыли в каждой руке, влез в трамвай,  идущий  к  Мишшен-стрит;
Мартин, нагруженный несколькими бутылками виски, вскочил следом.
   "Видела бы меня сейчас Руфь", - мелькнуло у него, пока он гадал,  что
же это за настоящее тесто:
   - Возможно, там никого и не будет, -  сказал  Бриссенден,  когда  они
сошли с трамвая, свернули направо и углубились в самое  сердце  рабочего
района, южнее Маркет-стрит. - В таком случае вы  упустите  то,  что  так
давно ищете.
   - Что же именно, черт возьми? - спросил Мартин.
   - Люди, умные люди, а не болтливые ничтожества, с которыми я вас зас-
тал в логове того торгаша. Вы читали настоящие книги и почувствовали се-
бя там белой вороной. Что ж, сегодня я вам покажу других людей,  которые

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.