Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

доме. Мысленно он вернулся в дом, откуда только что ушел, и увидел спер-
ва картины, а потом Ее - пожимая ему руку на прощанье,  она  глядела  на
него так славно, по-доброму. Он забыл, где находится, забыл про Бернарда
Хиггинботема, пока сей джентльмен не спросил:
   - Призрак что ли увидел?
   Мартин очнулся, посмотрел в ехидные, свирепые, трусливые глаза-бусин-
ки, и перед ним, как на экране, возникли эти же глаза, когда Хиггинботем
продает что-нибудь внизу, в  лавке,  -  подобострастные,  самодовольные,
масленые и льстивые.
   - Да, - ответил Мартин. - Увидел призрак. Спокойной  ночи.  Спокойной
ночи, Гертруда.
   Он пошел из комнаты, споткнулся о распоровшийся шов заштопанного ков-
ра.
   - Не хлопай дверью, - остерег Хиггинботем.
   Мартина бросило в жар, но он сдержался и без стука притворил за собой
дверь..
   Хиггинботем с торжеством поглядел на жену.
   - Напился, - хрипло прошептал он. - Говорил я тебе, малый напьется.
   Она покорно кивнула.
   - Глаза у него очень блестели, - согласилась она, - и воротничка  не-
ту, а уходил в воротничке. Но, может, и всего-то выпил стаканчик-другой.
   - Да его ноги не держат, - заявил супруг. - Я-то видел. Идет - споты-
кается. Сама слыхала, в коридоре чуть не грохнулся.
   - Наверно, об Алисину коляску споткнулся, - сказала она, - В  темноте
не видать.
   В душе Хиггинботем поднимался гнев, и голос он  тоже  возвысил.  Весь
день в лавке он был тише воды, ниже травы, дожидаясь вечера, когда среди
домашних можно наконец стать самим собой.
   - Говорят тебе, твой драгоценный братец пришел пьяный.
   Он чеканил слова холодно, резко, безжалостно, точно штамповальная ма-
шина. Жена вздохнула и промолчала. Была она крупная, тучная, всегда  не-
ряшливо одетая, всегда замученная бременем своей плоти, домашних забот и
мужнина нрава.
   - Говорят тебе, сидит это в нем, от папаши унаследовал,  -  продолжал
Хиггинботем тоном обвинителя. - Помрет в канаве, тем  же  манером.  Сама
знаешь.
   Жена со вздохом кивнула и продолжала шить. Оба  не  сомневались,  что
Мартин вернулся пьяный. Не способные воспринять красоту, они не  распоз-
нали в блестящих глазах и пылающих щеках примет первой юношеской любви.
   - Прекрасный пример подает детям, - вдруг фыркнул Хиггинботем,  нару-
шив молчание, его злила безответность жены. Иногда  ему  хотелось  даже,
чтобы она больше ему перечила. - Если еще раз  придет  выпивший,  пускай
выметайся.  Поняла?  Не  желаю  терпеть  его  дебоширство,  нечего   ему
пьянством растлевать невинных деток. - Хиггинботему нравилось новое  для
него слово, недавно вычитанное в газете. - Да, растлевать, вот  как  это
называется.
   И опять жена только вздохнула, горестно покачала головой и  все  про-
должала шить. Хиггинботем вернулся к газете.
   - А за последнюю неделю он заплатил? -  метнул  он  поверх  газетного
листа.
   Она кивнула, потом прибавила:
   - Кой-какие деньжата у него еще есть.
   - А когда опять в море?
   - Видать, когда спустит все заработанное, - ответила она. -  Вчера  в
Сан-Франциско ездил приглядеть корабль. Только он  еще  при  деньгах,  и
разборчивый он, не на всякий корабль станет наниматься.
   - Нечего ему, голодранцу задирать нос, - фыркнул Хиггинботем. -  Раз-
борчивый нашелся!
   - Он чего-то говорил, мол, какая-то шхуна  готовится  плыть  на  край
света, клад будут искать... если, мол, хватит у  него  денег  дождаться,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.