Случайный афоризм
Все поэты – безумцы. Роберт Бертон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

их заверну, и вы возьмете их домой.
   Бриссенден унес с собой "Стихи о любви" и "Пери и  жемчужину",  а  на
другой день пришел опять и первые его слова были:
   - Давайте еще.
   Он решительна заявил, что Мартин подлинный поэт,  и  тут  выяснилось,
что и сам он поэт. Стихи Бриссендена ошеломили Мартина, и его  поразило,
что тот даже не пытался их напечатать.
   - Чума на все их дома! [7] - ответил Бриссенден, когда Мартин вызвал-
ся предложить их редакциям. - Любите красоту ради нее  самой,  -  сказал
он, - и к черту журналы. Мой совет вам, Мартин Иден, - вернитесь  к  ко-
раблям и к морю. На что вам город и эта мерзкая человеческая свалка?  Вы
каждый день зря убиваете время, торгуете красотой на потребу журналишкам
и сами себя губите. Как это вы мне недавно цитировали? А, вот  "Человек,
последняя из эфемерид". Так на что вам, последнему из  эфемерид,  слава?
Если она придет к вам, она вас отравит. Верьте мне, вы  слишком  настоя-
щий, слишком искренний, слишком мыслящий, не вам  довольствоваться  этой
манной кашкой! Надеюсь, вы никогда не  продадите  журналам  ни  строчки.
Служить надо только красоте. Служите красоте, и будь проклята толпа! Ус-
пех! Что такое успех, черт возьми? Вот ваш стивенсоновский сонет,  кото-
рый превосходит "Привидение" Хенли, вот "Стихи о любви", морские стихи -
это и есть успех. Радость не в том, что твоя работа пользуется  успехом,
радость - когда работаешь. И не заговаривайте мне зубы. Я-то знаю. И  вы
знаете. Красота ранит. Это непреходящая боль, неисцелимая рана,  разящее
пламя. Чего ради вы торгуетесь с журналами? Пусть все завершится  красо-
той. Чего ради из красоты чеканить монеты? Да у вас это и не  получится,
зря я волнуюсь. Если читать журналы, в них и за тысячу лет  не  найдется
ничего, что сравнялось бы с одной-единственной строкой Китса. Бог с ней;
со славой и с золотом, полите завтра на корабль и возвращайтесь в море.
   - Не ради славы, ради любви, - усмехнулся Мартин. - Похоже,  в  вашей
вселенной нет места любви, а в моей красота - служанка любви.
   С жалостью в восхищением посмотрел на него Бриссенден.
   - Вы так молоды, Мартин, мой мальчик, так молоды. Вы взлетите высоко,
но у вас тончайшие крылья, а узор на нихпрекраснейшая пыльца. Не опалите
их. Но вы, конечно, уже их опалили. Понадобилась какая-нибудь  девчонка,
которую вы превозносите, чтобы появились "Стихи о любви", вот в чем  по-
зор.
   - Я превозношу не только женщину, но и любовь, - со  смехом  возразил
Мартин.
   - Философия безумия, - вспылил Бриссенден. - Я убедил  себя  в  этом,
когда забывался, накурившись гашиша. Но берегитесь. Города, эти  царства
буржуа, убьют вас. Чего стоит логово торгашей, где я вас встретил.  Гни-
лые души - это еще мягко сказано. В такой среде нравственное здоровье не
сохранишь. Она растлевает. Все они там растленные, мужчины и женщины,  в
каждом только и есть, что желудок, а интеллектуальные и духовные запросы
у них как у моллюска...
   Он вдруг умолк, посмотрел на Мартина. И тут его осенило, он  все  по-
нял. Ужас и недоумение выразились на его лице.
   - И вы написали свои потрясающие "Стихи о любви" в честь этой  жалкой
девицы, этой бледной немочи!
   Миг - и Мартин схватил его за горло, стиснул, затряс так, что у  того
застучали зубы. Но, заглянув в глаза Бриссендена, Мартин не  увидел  там
страха, нет, - разве что  любопытство  да  язвительную  усмешку.  Мартин
опомнился, одним движением швырнул его поперек кровати и разжал руку.
   Минуту-другую Бриссенден задыхался, мучительно  хватал  ртом  воздух,
потом засмеялся.
   - Был бы я вашим должником на веки вечные,  если  б  вы  окончательно
вытрясли из меня душу, - сказал он.
   - Последние дни я на взводе, - извинился Мартин.  -  Надеюсь,  ничего
худого я вам не сделал. Сейчас приготовлю свежий пунш.
   - Эх вы, юный эллин! - продолжал Бриссенден. - Вы хотя  бы  гордитесь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.