Случайный афоризм
Мне кажется, что я наношу непоправимый урон чувствам, обуревающим мое сердце, тем, что пишу о них, тем, что пытаюсь их объяснить вам. Луи Арагон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

среди великолепия своей благопристойной гостиной.
   - Надеюсь, вы не против, что я пришел? - начал Бриссенден.
   - Нет-нет, нисколько, - ответил Мартин, обмениваясь с ним рукопожати-
ем и указывая на единственный в его комнате стул, а сам сел на  кровать.
- Но откуда вы узнали, где я живу?
   - Позвонил Морзам. К телефону подошла мисс Морз. И вот я у вас. -  Он
вытянул из кармана пальто тоненькую книжку и кинул ее  на  стол.  -  Вот
книжка одного поэта. Прочтите и оставьте себе. - И когда Мартин стал бы-
ло возражать, перебил его- - Куда мне книги?  Сегодня  утром  опять  шла
кровь горлом. Виски у вас есть? Нету, конечно. Минутку.
   Бриссенден поднялся и вышел. Высокий, тощий, он спустился с крыльца и
обернулся, закрывая калитку, и Мартин, который смотрел ему вслед, с вне-
запной острой болью заметил, какая у него впалая грудь, как  ссутулились
некогда широкие плечи. Потом достал два стакана и принялся читать книгу,
это оказался последний сборник стихов Генри Вогена Марло.
   - Шотландского нет, - объявил, возвратясь, Бриссенден. - Этот  парши-
вец продает только американское виски. Но бутылку я взял.
   - Я пошлю кого-нибудь из малышни за лимонами, и  мы  сварим  пунш,  -
предложил Мартин. - Интересно, сколько получает Марло за такую вот книж-
ку? - продолжал он, взяв ее в руки.
   - Вероятно, долларов пятьдесят, - был ответ. -  Хотя,  считайте,  ему
повезло, если ему удалось покрыть все расходы или если  нашел  издателя,
который рискнул его напечатать.
   - Значит, поэзией не проживешь? - И голос и  лицо  Мартина  выдавали,
как он удручен.
   - Разумеется, нет. Какой дурак на это надеется? Рифмоплетством -  по-
жалуйста. Взять хоть Брюса, и Вирджинию Спринг, и Седжуика. У этих  дела
идут недурно. Но поэзия... знаете, чем зарабатывает  на  жизнь  Марло?..
преподает в школе для дефективных в Пенсильвании, это не служба, а сущий
ад, хуже не придумаешь. Я бы с ним не поменялся, будь даже у него впере-
ди пятьдесят лет жизни. А вот то, что он пишет, сверкает среди современ-
ного рифмованного хлама, как оранжевый рубин в куче моркови. А что о нем
болтали рецензенты! Будь она проклята, вся эта бездарная мелкота!
   - Да, слишком много понаписано про настоящих писателей теми, кто  пи-
сать не умеет, - подхватил Мартин. - Ведь вот о Стивенсоне и  его  твор-
честве сколько чепухи написано, просто ужас!
   - Воронье, стервятники! - сквозь зубы выругался Бриссенден. - Знаю  я
эту породу... с удовольствием клевали  его  за  "Письмо  в  защиту  отца
Дамьена", разбирали по косточкам, взвешивали...
   - Мерили его меркой своего ничтожного "я", - перебил Мартин.
   - Да, именно, хорошо сказано...  пережевывают  и  слюнявят  Истинное,
Прекрасное, Доброе и наконец похлопывают его по плечу и говорят:  "Хоро-
ший пес, Фидо". Тьфу! "Жалкое галочье племя", как сказал о  них  в  свой
смертный час Ричард Рилф.
   - Пытаются ухватить звездную пыль, издеваются над великими, кто  про-
носится над миром, точно огненный метеор, - горячо подхватил  Мартин.  -
Однажды я написал о них памфлет, об этих критиках, вернее,  о  рецензен-
тах.
   - Покажите - нетерпеливо попросил  Бриссенден.  Мартин  извлек  копию
"Звездной пыли", и Бриссенден погрузился в чтение - он посмеивался,  по-
тирал руки и совсем забыл про пунш.
   - Сдается мне, что и вы крупица звездной пыли, брошенной в  мир  гно-
мов, а им весь свет застит золото, - сказал он, дочитав до конца. - Пер-
вая же редакция, разумеется, выхватила памфлет у вас из рук?
   Мартин полистал свои записи.
   - Его отвергли двадцать семь журналов. Бриссенден искренне  захохотал
и хохотал бы долго, но отчаянно закашлялся.
   - Послушайте, вы же наверняка пишете стихи, - вымолвил он, задыхаясь.
- Покажите что-нибудь.
   - Не читайте сейчас, - попросил Мартин. - Давайте лучше поговорим.  Я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.