Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

среди великолепия своей благопристойной гостиной.
   - Надеюсь, вы не против, что я пришел? - начал Бриссенден.
   - Нет-нет, нисколько, - ответил Мартин, обмениваясь с ним рукопожати-
ем и указывая на единственный в его комнате стул, а сам сел на  кровать.
- Но откуда вы узнали, где я живу?
   - Позвонил Морзам. К телефону подошла мисс Морз. И вот я у вас. -  Он
вытянул из кармана пальто тоненькую книжку и кинул ее  на  стол.  -  Вот
книжка одного поэта. Прочтите и оставьте себе. - И когда Мартин стал бы-
ло возражать, перебил его- - Куда мне книги?  Сегодня  утром  опять  шла
кровь горлом. Виски у вас есть? Нету, конечно. Минутку.
   Бриссенден поднялся и вышел. Высокий, тощий, он спустился с крыльца и
обернулся, закрывая калитку, и Мартин, который смотрел ему вслед, с вне-
запной острой болью заметил, какая у него впалая грудь, как  ссутулились
некогда широкие плечи. Потом достал два стакана и принялся читать книгу,
это оказался последний сборник стихов Генри Вогена Марло.
   - Шотландского нет, - объявил, возвратясь, Бриссенден. - Этот  парши-
вец продает только американское виски. Но бутылку я взял.
   - Я пошлю кого-нибудь из малышни за лимонами, и  мы  сварим  пунш,  -
предложил Мартин. - Интересно, сколько получает Марло за такую вот книж-
ку? - продолжал он, взяв ее в руки.
   - Вероятно, долларов пятьдесят, - был ответ. -  Хотя,  считайте,  ему
повезло, если ему удалось покрыть все расходы или если  нашел  издателя,
который рискнул его напечатать.
   - Значит, поэзией не проживешь? - И голос и  лицо  Мартина  выдавали,
как он удручен.
   - Разумеется, нет. Какой дурак на это надеется? Рифмоплетством -  по-
жалуйста. Взять хоть Брюса, и Вирджинию Спринг, и Седжуика. У этих  дела
идут недурно. Но поэзия... знаете, чем зарабатывает  на  жизнь  Марло?..
преподает в школе для дефективных в Пенсильвании, это не служба, а сущий
ад, хуже не придумаешь. Я бы с ним не поменялся, будь даже у него впере-
ди пятьдесят лет жизни. А вот то, что он пишет, сверкает среди современ-
ного рифмованного хлама, как оранжевый рубин в куче моркови. А что о нем
болтали рецензенты! Будь она проклята, вся эта бездарная мелкота!
   - Да, слишком много понаписано про настоящих писателей теми, кто  пи-
сать не умеет, - подхватил Мартин. - Ведь вот о Стивенсоне и  его  твор-
честве сколько чепухи написано, просто ужас!
   - Воронье, стервятники! - сквозь зубы выругался Бриссенден. - Знаю  я
эту породу... с удовольствием клевали  его  за  "Письмо  в  защиту  отца
Дамьена", разбирали по косточкам, взвешивали...
   - Мерили его меркой своего ничтожного "я", - перебил Мартин.
   - Да, именно, хорошо сказано...  пережевывают  и  слюнявят  Истинное,
Прекрасное, Доброе и наконец похлопывают его по плечу и говорят:  "Хоро-
ший пес, Фидо". Тьфу! "Жалкое галочье племя", как сказал о  них  в  свой
смертный час Ричард Рилф.
   - Пытаются ухватить звездную пыль, издеваются над великими, кто  про-
носится над миром, точно огненный метеор, - горячо подхватил  Мартин.  -
Однажды я написал о них памфлет, об этих критиках, вернее,  о  рецензен-
тах.
   - Покажите - нетерпеливо попросил  Бриссенден.  Мартин  извлек  копию
"Звездной пыли", и Бриссенден погрузился в чтение - он посмеивался,  по-
тирал руки и совсем забыл про пунш.
   - Сдается мне, что и вы крупица звездной пыли, брошенной в  мир  гно-
мов, а им весь свет застит золото, - сказал он, дочитав до конца. - Пер-
вая же редакция, разумеется, выхватила памфлет у вас из рук?
   Мартин полистал свои записи.
   - Его отвергли двадцать семь журналов. Бриссенден искренне  захохотал
и хохотал бы долго, но отчаянно закашлялся.
   - Послушайте, вы же наверняка пишете стихи, - вымолвил он, задыхаясь.
- Покажите что-нибудь.
   - Не читайте сейчас, - попросил Мартин. - Давайте лучше поговорим.  Я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.