Случайный афоризм
Пишущему лучше недоговорить, чем сказать лишнее. Во всяком случае никакой болтовни. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

своей речи вкладывал в знакомые слова неведомые значения и открывал Мар-
тину то, чего не передашь заурядным душам.
   Мартин забыл об испытанной поначалу неприязни. Вот оно перед ним, на-
яву, то лучшее, о чем рассказывали книги. Вот он  подлинно  высокий  ум,
живой человек, на которого можно смотреть снизу вверх. "Я во прахе у ног
твоих", - опять и опять повторял про себя Мартин.
   - Вы изучали биологию, - многозначительно сказал он вслух.
   К его удивлению, Бриссенден покачал головой.
   - Но вы утверждаете истины, к которым может подвести только биология,
- настаивал Мартин и опять встретил непонимающий взгляд Бриссендена. - В
своих выводах вы близки авторам, которых уж наверняка читали.
   - Рад это слышать, - был ответ. - Если крохи  моих  знаний  сокращают
мой путь к истине, это весьма утешительно. Хотя меня весьма мало интере-
сует, прав я или неправ. Все равно это бесполезно. Человеку не дано  уз-
нать абсолютную истину.
   - Вы ученик Спенсера! - торжествующе воскликнул Мартин.
   - С юности его не читал, да и тогда читал только его "Образование".
   - Вот бы мне так мимоходом подхватывать знания. - выпалил Мартин пол-
часа спустя. Он придирчиво оценивал умственный багаж Бриссендена. - Вы -
настоящий философ, вот что самое поразительное. Вы утверждаете как акси-
ому новейшие факты, которые науке удалось установить только a posteriori
[5]. Вы делаете верные выводы мгновенно. Вы сокращаете путь, да еще как.
Вы устремляетесь к истине со скоростью света, это какой-то дар сверхмыс-
ли.
   - Да, как раз это всегда тревожило преподобного Джозефа и брата  Дат-
тона, - сказал Бриссенден. - Нет, нет, сам я отнюдь не служитель  божий.
Просто мне повезло - по прихоти судьбы я получил образование  в  католи-
ческом колледже. А вы где набирались познаний?
   Мартин рассказывал, а сам внимательно присматривался  к  Бриссендену,
ничего не упускал, перебегал взглядом с длинного худого  аристократичес-
кого лица и сутулых плеч к брошенному на соседний стул  пальто,  карманы
которого вытянулись и оттопырились под грузом книг. Лицо  Бриссендена  и
длинные узкие кисти рук темны от загара,  даже  слишком  темны,  подумал
Мартин. Странно это. Бриссенден явно не охотник до загородных  прогулок.
Где же его так обожгло солнцем? Что-то  недоброе  почудилось  Мартину  в
этом загаре, когда он опять и опять вглядывался в узкое лицо с обтянуты-
ми скулами и впалыми щеками, украшенное орлиным носом на редкость краси-
вой формы. Глаза самой обыкновенной величины. Не такие уж большие, но  и
не маленькие, неприметно карие; но в них тлел  огонек,  вернее,  таилось
нечто двойственное, до странности противоречивое. В глазах был неукроти-
мый вызов, даже какая-то жестокость, и однако взгляд этот пробуждал  жа-
лость. Мартин поймал себя на том, что невесть почему жалеет  Бриссендена
- впрочем, очень скоро ему предстояло узнать почему.
   - А я чахоточный, - небрежно объявил Бриссенден чуть  погодя,  сказав
перед тем, что вернулся из Аризоны. - Я прожил там два года из-за тамош-
него климата.
   - А опять в здешнем климате жить не боитесь?
   - Боюсь?
   Бриссенден всего лишь повторил то, что сказал Мартин.  Но  его  лицо,
лицо аскета, ясней слов сказало, что он не боится  ничего.  Глаза  сузи-
лись, глаза орла, и у Мартина перехватило дыхание, он вдруг увидел Орли-
ный клюв, расширенные ноздри, - воплощенная гордость, дерзкая решимость.
Великолепно, с дрожью восторга  подумал  Мартин,  даже  сердце  забилось
сильнее. А вслух он процитировал:
   Под тяжкой палицей судьбы
   Я не склоняю головы.
   - Вы любите Хенли, - сказал Бриссенден, лицо  его  мгновенно  измени-
лось, оно засветилось безмерной добротой и нежностью. - Ну конечно, ина-
че просто быть не могло. Хенли! Отважная душа. Среди нынешних  рифмопле-
тов - журнальных рифмоплетов - он возвышается точно гладиатор среди  ев-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.