Случайный афоризм
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Так ведь и ты еле шлепаешь в эдаких-то башмаках. Подметки совсем  проху-
дились, до Северного Окленда нипочем не дойдешь.
   - У меня дома еще пара, получше, - сказал Мартин.
   - Приходи завтра обедать, ладно? - неожиданно  пригласила  сестра.  -
Мистера Хиггинботема не будет. В Сан-Леандро поедет, дела у него.
   Мартин покачал головой, но, услыхав про обед, не совладал с  собою  -
глаза блеснули, выдавая, что он голоден как волк.
   - У тебя ни гроша, Март, вон ты почему  пешком  идешь.  Размяться!  -
Гертруда хотела презрительно фыркнуть, но только  засопела.  -  Стой-ка,
обожди. - И, порывшись в сумке, сунула Мартину в руку пять долларов. - Я
и позабыла. Март, у тебя ж был день рождения, - запинаясь,  пробормотала
она.
   Мартин невольно зажал в руке монету. Тотчас понял, нельзя ее принять,
и замер, раздираемый сомнениями. Этот золотой означал пищу, жизнь,  бод-
рость духа и тела, силу писать дальше, и - как знать? - может быть,  на-
писать что-то такое, что принесет множество золотых. Перед глазами  зас-
ветились рукописи двух только что законченных эссе. Вот они валяются под
столом на кипе возвращенных рукописей, ведь у него нет марок, и вот  пе-
ред глазами отпечатанные на машинке названия: "Служители тайны" и "Колы-
бель красоты". Он еще ни одному журналу их не предлагал. Они  настоящие,
как все, что он писал в этом роде. Если бы только у него  были  для  них
марки! Уверенность, что в конце концов ему повезет, верный союзник голо-
да, вспыхнула в нем, и он поспешно опустил монету в карман.
   - Я отдам, Гертруда, в сто раз больше отдам, - сглотнув ком в  горле,
выговорил Мартин, глаза его влажно заблестели. -  Помяни  мое  слово!  -
вдруг уверенно воскликнул он. - Года не пройдет,  высыплю  тебе  в  руки
ровно сотню этих желтеньких кругляшей. Я не прошу тебя верить.  Вот  по-
дожди - и увидишь.
   А Гертруда и не верила. От недоверчивости ей стало не по себе, и,  не
найдя более подходящих слов, она сказала:
   - Голодный ты, Март, я уж знаю. По тебе сразу видать. Приходи  почаще
обедать. Как мистера Хиг-гинботема дома не будет, я к тебе пошлю кого из
ребятишек. И слышь, Март...
   Он ждал, в глубине души уже зная, что она сейчас скажет, слишком ясен
был ему ход ее мыслей.
   - Не пора ль тебе, Март, найти место?
   - А ты не думаешь, что я добьюсь своего? - спросил Мартин.
   Гертруда покачала головой.
   - Никто в меня не верит, Гертруда, только я сам, - страстно, с  вызо-
вом сказал Мартин. - У меня уже есть хорошие вещи, и немало, и рано  или
поздно их купят.
   - А ты почем знаешь, что они хорошие?
   - Потому что... - Мартин запнулся, а в мозгу у него возникла панорама
литературы и истории литературы, и он понял: нечего и  пытаться  втолко-
вать ей, почему он в себя верит. - Ну, потому что это лучше,  чем  девя-
носто девять процентов того, что печатают в журналах.
   - Надо бы тебе образумиться, - беспомощно возразила Гертруда, неколе-
бимо уверенная, однако, что правильно определила его беду. Надо бы  тебе
образумиться, - повторила она, - а завтра приходи обедать.
   Мартин подсадил ее в трамвай и поспешил на почту,  где  три  из  пяти
долларов потратил на марки, а под вечер по дороге к Морзам  опять  зашел
на почту, взвесил множество длинных пухлых конвертов и  наклеил  на  них
все марки, кроме трех двухцентовых. Вечер этот сыграл  огромную  роль  в
жизни Мартина, потому что после обеда он  познакомился  с  Рассом  Брис-
сен-деном. Как Бриссенден там оказался, кто из друзей или  знакомых  его
привел, Мартин не знал. Даже и расспрашивать о нем Руфь не стал.  Короче
говоря, Бриссенден показался Мартину личностью  бесцветной,  пустой,  не
стоящей внимания. Час спустя он решил, что Бриссенден вдобавок невежа  -
шастает по комнатам, глазеет на картины, а то возьмет со стола или выта-
щит с полки книгу или журнал и уткнется в них. Под конец, забыв, что  он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.