Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нужденная, пришлась не по вкусу дубоватому жениху сестры. Плохое впечат-
ление еще усилилось оттого, что Мартин прочел стихи, посвященные прошло-
му приходу Мэриан. Стихи были легкие, изысканные, Мартин назвал их  "Га-
далка". Прочитал он стихи и удивился: на лице сестры ни  малейшего  удо-
вольствия. Наоборот, глаза ее были с тревогой устремлены на жениха; Мар-
тин проследил за ее взглядом и в  асимметричных  чертах  этой  почтенной
личности прочел одно лишь хмурое, сердитое неодобрение. О стихах не ска-
зано было ни слова, гости вскоре ушли, и Мартин забыл  об  этом  случае,
хотя в ту минуту поразился: ему казалось, любая женщина, хотя бы  и  ра-
ботница, должна быть польщена и рада, если о ней написаны стихи.
   Через несколько дней Мэриан опять к нему пришла, на этот раз одна. И,
едва переступив порог, принялась горько упрекать его за то, как он  себя
вел.
   - Послушай, Мэриан, ты так говоришь,  будто  стыдишься  своих  родных
или, по крайней мере, своего брата, - с укором заметил Мартин.
   - А я и стыжусь, - выпалила она.
   От обиды в глазах у нее заблестели слезы, и Мартин растерялся. Чем бы
ни была вызвана эта обида, она непритворна.
   - Да с чего твоему Герману ревновать, Мэриан, я же твой брат и  стихи
написал о собственной сестре?
   - Он не ревнует, - всхлипнула Мэриан. - Он говорит,  это  неприлично,
не... непристойно.
   Ошарашенный Мартин протяжно присвистнул, потом разыскал и перечел ко-
пию "Гадалки".
   - Ничего такого тут нет, - сказал он наконец, протягивая листок сест-
ре. - Прочти сама и покажи, что тут непристойно. Так ты, кажется, сказа-
ла?
   - Он говорит, есть, ему видней, - был ответ.  Мэриан  отмахнулась  от
листка, поглядела на него с отвращением. - И он говорит, ты  должен  это
изорвать. Он говорит, не желает он, чтоб про его жену  такое  писали,  а
каждый потом читай. Стыд, говорит, какой, он этого не потерпит.
   - Послушай, Мэриан, да это же чепуха, - начал Мартин и вдруг  переду-
мал.
   Перед ним несчастная девчонка, все равно переубеждать ее или ее  мужа
бесполезно, и хотя вся история бессмысленна и  нелепа,  он  решил  поко-
риться.
   - Ладно, - объявил он, мелко изорвал рукопись и бросил в корзинку.
   Хорошо уже то, что первый экземпляр все-таки отдан в редакцию  одного
из нью-йоркских журналов. Мэриан с мужем ничего не узнают, и ни ему  са-
мому, ни им, ни кому другому не повредит, если милое, безобидное стихот-
ворение когда-нибудь напечатают.
   Мэриан потянулась было к корзинке, замешкалась, попросила.
   - Можно?
   Мартин кивнул и задумчиво смотрел, как она собирает бумажные клочки -
наглядное свидетельство успеха ее миссии - и сует в карман  жакета.  Она
напомнила ему Лиззи Конноли, хотя не так была полна жизни, дерзости, ве-
ликолепного задора, как та повстречавшаяся ему дважды девушка-работница.
И однако они очень схожи - одеждой, повадками, и  Мартин  улыбнулся  про
себя, представив забавную картинку: вот которая-нибудь из них появляется
в гостиной миссис Морз. Но веселость угасла, и его обдало  холодом  без-
мерного одиночества. Эта его сестра и гостиная Морзов - вехи на  дороге,
по которой он идет. И он оставил их позади. Он с нежностью оглядел  нем-
ногие свои книги. Только они ему и остались, единственные его друзья.
   - Что такое? - в изумлении спросил он, вдруг возвращенный к  действи-
тельности. Мэриан повторила вопрос.
   - - Почему я не поступаю на службу? - Мартин рассмеялся, но не совсем
искренне. - Я вижу, этот, твой Герман накрутил тебя. Сестра покачала го-
ловой.
   - Не ври, - резко сказал Мартин, и Мэриан виновато кивнула, подтверж-
дая справедливость обвинения.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.