Случайный афоризм
Научиться писать стихи нельзя. Ф.А.Абрамов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

возможности совершенствоваться. Книги на полках  в  отцовском  кабинете,
картины на стенах, ноты на фортепьяно - все это показное, все мишура.  К
настоящей литературе, настоящей живописи, настоящей музыке  Морзы  и  им
подобные слепы и глухи. Но превыше всего этого сама жизнь,  а  от  жизни
они безнадежно далеки, понятия о ней не имеют. Они принадлежат к  унита-
рианской церкви, носят маску терпимости, даже некоторого  свободомыслия,
и однако в своих естественнонаучных взглядах отстали на  два  поколения:
они мыслят на уровне средневековья, а их понятия  об  основах  бытия  на
земле и о вселенной  поразили  Мартина  чисто  метафизическим  подходом,
столь же молодым, как самый молодой народ на земле, и столь же  древним,
как пещерный человек, и еще древнее - подобное же мировосприятие в эпоху
плейстоцена заставляло первого обезьяночеловека бояться темноты, а  пер-
вого дикаря-иудея создать Еву из ребра Адама. Декарт сотворил идеалисти-
ческую теорию вселенной, исходя из представлений своего ничтожного  "я",
а знаменитый британский священник [4] обрушился на эволюцию в столь злой
сатире, что немедленно заслужил рукоплескания и его имя осталось пресло-
вутой закорючкой на скрижалях истории.
   Так Мартин думал, размышлял, и наконец его осенило, что разница между
адвокатами, офицерами, дельцами, банковскими кассирами, между всеми  те-
ми, с кем он недавно познакомился, и хорошо ему знакомым рабочим  людом,
в сущности, состоит в том, что они по-разному едят, по-разному  одевают-
ся, селятся в разных кварталах. Но и тем и другим  безусловно  недостает
чего-то существенного, что нашел он а себе и в  книгах.  Морзы  показали
ему все, чем блистает их круг, и светила эти отнюдь его не ослепили. Сам
он - нищий и в рабстве у ростовщика, но он выше тех, с кем  познакомился
у Морзов, и сознает это; и когда, выкупив из заклада  свой  единственный
приличный костюм, он почувствовал себя человеком  и  снова  стал  бывать
среди них, в нем все дрожало от оскорбления - так чувствовал бы себя ос-
корбленным принц, которого судьба обретав жить среди козапасов.
   - Вы ненавидите и боитесь социалистов, -  однажды  за  обедом  сказал
Мартин мистеру Морзу, - но почему? Ведь вы не знаете ни их самих, ни  их
взглядов. Разговор о социализме зашел оттого, что миссис Морз  принялась
до неприличия расхваливать мистера Хэпгуда. Мартин терпеть не мог касси-
ра и от одного упоминания об этом самовлюбленном пошляке  начинал  горя-
читься.
   - Да, - сказал он, - говорят, Чарли Хэпгуд - подающий надежды молодой
человек. И это верно. Он еще успеет стать губернатором  штата  и  -  как
знать? - может, еще войдет и в сенат Соединенных Штатов.
   - Почему вы так думаете? - спросила миссис Морз.
   - Я слышал его речь во время предвыборной кампаний. Она уж так хитро-
умно глупа и лишена всякой оригинальности и притом так убедительна,  что
руководители просто не могли не счесть его человеком надежным и подходя-
щим, ведь его плоские рассуждения в точности соответствуют плоским  рас-
суждениям рядового избирателя, и... ну, известно ведь,  когда  преподно-
сить человеку его же собственные мысли, да еще  принаряженные,  это  ему
лестно.
   - Право, мне кажется, вы завидуете мистеру Хэпгуду, - вступила в раз-
говор Руфь.
   - Упаси бог!
   На лице Мартина выразился такой ужас, что миссис Морз кинулась в бой.
   - Не утверждаете же вы, будто мистер Хэпгуд  глуп?  -  ледяным  тоном
спросила она.
   - Не глупее рядового республиканца, - резко сказал Мартин, - или  лю-
бого демократа, какая разница. Все они тупы, если не  хитры,  но  хитрых
раз-два - и обчелся. Среди республиканцев подлинно умны только миллионе-
ры и их сознательные приспешники. Эти знают что к чему и своей выгоды не
упустят.
   - Я республиканец, - небрежно вставил мистер  Морз.  -  Соблаговолите
сказать, к какой категории вы отнесете меня?
   - Ну, вы приспешник бессознательный.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.