Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Глава 28
 
   Но удача потеряла адрес Мартина, и ее посланцы  уже  не  стучались  в
дверь. Двадцать пять дней, работая и в воскресенья и в  праздники,  тру-
дился он над большим, примерно в  тридцать  тысяч  слов,  этюдом  "Позор
солнца". То была тщательно обдуманная атака на мистицизм школы Метерлин-
ка - из крепости позитивной науки он нападал на мечтателей, ждущих чуда,
однако не ниспровергал красоту и чудо, ту красоту и чудо, что совместимы
с фактами. Несколько позднее он продолжил атаку,  написал  два  коротких
эссе "Взыскующие чуда" и "Мерило своего "я". И принялся оплачивать путе-
вые расходы всех трех работ - из журнала в журнал.
   За двадцать пять дней, посвященных "Позору солнца", он продал  юморе-
сок на шесть с половиной долларов. Одна шутка  дала  ему  полдоллара,  а
вторая, купленная первоклассным юмористическим еженедельником,  принесла
доллар. И еще два юмористических стихотворения заработали ему одно - два
доллара, другое - три. И вот, исчерпав кредит а лавках (хотя  бакалейщик
поверил теперь ему в долг на пять долларов), Мартин опять отнес в заклад
велосипед и костюм. Агентство опять требовало с него за машинку, настой-
чиво напоминая, что согласно договору плату непременно  следует  вносить
вперед.
   Приободренный тем, что несколько мелочей все же куплено, Мартин опять
принялся за поделки. В конце концов, может быть, на них  и  просуществу-
ешь. Под столом скопилось двадцать коротких рассказов,  отвергнутых  га-
зетным синдикатом. Он перечел их, стараясь понять,  как  следует  писать
рассказы для газет, и, читая, вывел точный рецепт. Оказалось,  в  газете
рассказ не должен быть трагическим, у него не должно быть  несчастливого
конца, ему отнюдь не нужны ни красота стиля, ни проницательность  мысли,
ни неподдельная тонкость чувств. Но чувства необходимы, притом в  изоби-
лии - благородные и чистые чувства того сорта, каким  он  аплодировал  с
галерки в ранней юности - чувства вроде тех, какими полны  ура-патриоти-
ческие пьесы и мелодрамы "о бедном, но честном малом".
   Мартин усвоил эти предосторожности, тон позаимствовал  у  "Герцогини"
и, руководствуясь своим рецептом,  принялся  изготовлять  смесь.  Рецепт
состоял из трех частей: 1. Двое влюбленных  ссорятся  и  расстаются;  2.
благодаря какому-нибудь поступку или по стечению обстоятельств они вновь
соединяются; 3. свадебные колокола. Третья часть была величиной постоян-
ной, но в первую и вторую можно было подставлять несчетное множество ва-
риантов. Так, влюбленных может разлучить недоразумение, прихоть  судьбы,
ревнивые соперники, разгневанные родители, злокозненные опекуны и ковар-
ные родственники, и так далее и тому подобное; а вновь соединить их  мо-
жет отважный поступок влюбленного, подобный же поступок влюбленной,  пе-
ремена в его или ее чувствах, вынужденное признание злокозненного опеку-
на, коварного родственника или ревнивого соперника, добровольное призна-
ние любого из них, какая-нибудь внезапно открывшаяся  тайна,  влюбленный
может взять сердце девушки штурмом, либо покорить долгим благородным са-
мопожертвованием, и т.д. без конца.
   Очень соблазнительно повернуть примирение так, чтобы предложение сде-
лала она, мало-помалу Мартин находил и  другие  несомненно  пикантные  и
соблазнительные хитрости. Но свадебные колокола в конце  неизбежны,  тут
нельзя себе позволить никаких вольностей; хоть весь мир провались в тар-
тарары, хоть настань конец света, а все равно свадебные колокола  должны
звонить. Минимальную дозу рецепт предписывал в двенадцать тысяч  слов  и
максимальную в пятнадцать тысяч.
   Пока Мартин не полностью превзошел искусство сочинять короткие  расс-
казы для газет, он разработал с полдюжины схем  и,  выстраивая  рассказ,
постоянно в них заглядывал. Схемы эти напоминали хитроумные таблицы, ка-
кие в ходу у математиков, они состояли из десятков  клеток  и  множества
рядов, их можно было читать сверху вниз,  снизу  вверх,  справа  налево,
слева направо, и, не думая, не рассуждая, черпать из них тысячи  различ-
ных решений, каждое из которых будет бесспорно верным  и  точным.  Таким

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.