Случайный афоризм
Богатство ассоциаций говорит о богатстве внутреннего мира писателя. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

никто не заметит мою ахиллесову пяту, но вот являетесь  вы  и  обличаете
меня. Впрочем, если говорить серьезно,  признаюсь  откровенно,  в  вашей
точке зрения есть доля правды... и немалая. Я слишком погружен в гумани-
тарные науки, отстал от сегодняшнего естествознания и могу лишь сожалеть
о недостатках моего образования и о вялости  характера,  которая  мешает
мне наверстать упущенное. Верите ли, я никогда не переступал порога  фи-
зической или химической  лаборатории.  Да-да,  представьте.  Леконт  был
прав, и вы тоже правы, мистер Иден, во всяком случае, до известной  сте-
пени. Затрудняюсь в точности определить насколько.
   Под каким-то предлогом Руфь увела Мартина и уже в сторонке зашептала:
   - Напрасно ты взял в плен профессора Колдуэла. Наверно, и другие  хо-
тели бы с ним побеседовать.
   - Виноват, - сокрушенно сказал Мартин. - Но мне  удалось  расшевелить
его, и он оказался так интересен, я забыл обо всем на свете. Знаешь, это
такой блестящий ум, такой интеллектуал, первый раз я с таким  разговари-
вал. И вот еще что. Раньше я думал каждый, кто учился в университете или
занимает высокое положение в обществе, непременно блестяще умен,  -  вот
как этот Колдуэл.
   - Он - исключение, - ответила Руфь.
   - Похоже на то. А теперь с кем ты хочешь, чтобы  я  поговорил?..  Вот
что, сведи меня с этим банковским кассиром.
   Мартин беседовал с кассиром пятнадцать минут, и Руфь была  очень  до-
вольна, возлюбленный вел себя безупречно. Глаза его ни разу не  сверкну-
ли, щеки не вспыхнули, а его спокойствие и уравновешенность при разгово-
ре поразили Руфь. Но уважение Мартина ко всему племени банковских касси-
ров резко упало, и остаток вечера он не мог избавиться  от  впечатления,
что банковский кассир и болтун - синонимы. Офицер оказался добрым  малым
- простодушный, здоровый и здравомыслящий, он был вполне доволен  местом
в жизни, которое досталось ему по праву рождения и удачи. Когда  выясни-
лось, что тот два года проучился в университете, Мартину осталось только
недоумевать, как он ухитрился растерять все свои познания. Но все  равно
этот молодой человек понравился Мартину больше  сыплющего  банальностями
банковского кассира.
   - Бог с ними, с банальностями. - сказал он потом Руфи, - всего  ужас-
ней другое, слышать не могу, до чего напыщенно, чопорно и  самодовольно,
до чего свысока и тягуче он все это изрекает. Да за то  время,  пока  он
сообщал мне, что Объединенная рабочая партия слилась  с  демократами,  я
успел бы ему изложить всю историю Реформации. Ты знаешь, он передергива-
ет в разговорах, как профессиональный игрок в картах. Я как-нибудь пока-
жу тебе, что я имею в виду.
   - Жаль, что он тебе не понравился, - ответила Руфь. - Он любимец мис-
тера Батлера. Мистер Батлер говорит, он надежен и честен,  называет  его
Скала, Петр [2], говорит, на таких держатся банки.
   - Не сомневаюсь - по тому немногому, что видел, и уж совсем  немного-
му, что от него слышал. Но вот почтения к банкам у меня поубавилось.  Ты
не против, что я говорю так откровенно, Руфь, милая?
   - Нет-нет, это необычайно интересно.
   - Я ведь только варвар, получающий первые впечатления от цивилизации,
- чистосердечно признался Мартин. - Для цивилизованного человека  подоб-
ные впечатления уж наверно новы и занимательны.
   - А что ты скажешь о моих кузинах? - осведомилась Руфь.
   - Они мне понравились больше других женщин. Веселости в них хоть  от-
бавляй, а зазнайства и притворства самая малость.
   - Значит, другие женщины тебе все-таки понравились?
   Мартин покачал головой.
   - Эта дама-благотворительница просто попугай  от  социологии.  Голову
даю на отсечение, если кинуть ее среди звезд, как Томлинсона, в  ней  не
сыщешь ни единой собственной мысли. Что до портретистки, она  нестерпимо
скучна. Ей бы выйти за банковского кассира, - самая подходящая  пара.  А
уж музыкантша! Какое мне дело, что у нее проворные пальцы, и совершенная

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.