Случайный афоризм
Плохи, согласен, стихи, но кто их читать заставляет? Овидий
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

никто не заметит мою ахиллесову пяту, но вот являетесь  вы  и  обличаете
меня. Впрочем, если говорить серьезно,  признаюсь  откровенно,  в  вашей
точке зрения есть доля правды... и немалая. Я слишком погружен в гумани-
тарные науки, отстал от сегодняшнего естествознания и могу лишь сожалеть
о недостатках моего образования и о вялости  характера,  которая  мешает
мне наверстать упущенное. Верите ли, я никогда не переступал порога  фи-
зической или химической  лаборатории.  Да-да,  представьте.  Леконт  был
прав, и вы тоже правы, мистер Иден, во всяком случае, до известной  сте-
пени. Затрудняюсь в точности определить насколько.
   Под каким-то предлогом Руфь увела Мартина и уже в сторонке зашептала:
   - Напрасно ты взял в плен профессора Колдуэла. Наверно, и другие  хо-
тели бы с ним побеседовать.
   - Виноват, - сокрушенно сказал Мартин. - Но мне  удалось  расшевелить
его, и он оказался так интересен, я забыл обо всем на свете. Знаешь, это
такой блестящий ум, такой интеллектуал, первый раз я с таким  разговари-
вал. И вот еще что. Раньше я думал каждый, кто учился в университете или
занимает высокое положение в обществе, непременно блестяще умен,  -  вот
как этот Колдуэл.
   - Он - исключение, - ответила Руфь.
   - Похоже на то. А теперь с кем ты хочешь, чтобы  я  поговорил?..  Вот
что, сведи меня с этим банковским кассиром.
   Мартин беседовал с кассиром пятнадцать минут, и Руфь была  очень  до-
вольна, возлюбленный вел себя безупречно. Глаза его ни разу не  сверкну-
ли, щеки не вспыхнули, а его спокойствие и уравновешенность при разгово-
ре поразили Руфь. Но уважение Мартина ко всему племени банковских касси-
ров резко упало, и остаток вечера он не мог избавиться  от  впечатления,
что банковский кассир и болтун - синонимы. Офицер оказался добрым  малым
- простодушный, здоровый и здравомыслящий, он был вполне доволен  местом
в жизни, которое досталось ему по праву рождения и удачи. Когда  выясни-
лось, что тот два года проучился в университете, Мартину осталось только
недоумевать, как он ухитрился растерять все свои познания. Но все  равно
этот молодой человек понравился Мартину больше  сыплющего  банальностями
банковского кассира.
   - Бог с ними, с банальностями. - сказал он потом Руфи, - всего  ужас-
ней другое, слышать не могу, до чего напыщенно, чопорно и  самодовольно,
до чего свысока и тягуче он все это изрекает. Да за то  время,  пока  он
сообщал мне, что Объединенная рабочая партия слилась  с  демократами,  я
успел бы ему изложить всю историю Реформации. Ты знаешь, он передергива-
ет в разговорах, как профессиональный игрок в картах. Я как-нибудь пока-
жу тебе, что я имею в виду.
   - Жаль, что он тебе не понравился, - ответила Руфь. - Он любимец мис-
тера Батлера. Мистер Батлер говорит, он надежен и честен,  называет  его
Скала, Петр [2], говорит, на таких держатся банки.
   - Не сомневаюсь - по тому немногому, что видел, и уж совсем  немного-
му, что от него слышал. Но вот почтения к банкам у меня поубавилось.  Ты
не против, что я говорю так откровенно, Руфь, милая?
   - Нет-нет, это необычайно интересно.
   - Я ведь только варвар, получающий первые впечатления от цивилизации,
- чистосердечно признался Мартин. - Для цивилизованного человека  подоб-
ные впечатления уж наверно новы и занимательны.
   - А что ты скажешь о моих кузинах? - осведомилась Руфь.
   - Они мне понравились больше других женщин. Веселости в них хоть  от-
бавляй, а зазнайства и притворства самая малость.
   - Значит, другие женщины тебе все-таки понравились?
   Мартин покачал головой.
   - Эта дама-благотворительница просто попугай  от  социологии.  Голову
даю на отсечение, если кинуть ее среди звезд, как Томлинсона, в  ней  не
сыщешь ни единой собственной мысли. Что до портретистки, она  нестерпимо
скучна. Ей бы выйти за банковского кассира, - самая подходящая  пара.  А
уж музыкантша! Какое мне дело, что у нее проворные пальцы, и совершенная

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.