Случайный афоризм
Сила магнита передается от железа к железу подобно тому, как вдохновение музы передается через поэта чтецу и слушателю. Платон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

солнцем громады ледяных островов. Он лежит на коралловом атолле, где ко-
косовые пальмы подступают вплотную к воркующему прибою. Голубоватым пла-
менем горят останки давным-давно потерпевшего крушение корабля, и в отс-
ветах женщины танцуют хулу, и раздаются варварские любовные  клики  пев-
цов, поющих под звон укулеле и грохот тамтамов. Чувственная  тропическая
ночь. Вдалеке, среди звезд темнеет кратер какого-то вулкана. Над головой
плывет бледный лунный серп, и низко в небе горит Южный Крест. Мартин был
точно арфа: все, что он в жизни узнал и что стало  его  сознанием,  было
струнами, а нахлынувшая на него музыка -  ветром,  бьющим  в  струны,  и
струны отзывались воспоминаниями и грезами.  Он  не  просто  чувствовал.
Ощущения облекались в форму, цвет, сияние, а воображение,  разыгрываясь,
дерзко воплощало их в нечто возвышенное, волшебное. Прошлое,  настоящее,
будущее смешались; и Мартина несло, покачивая,  по  необъятному  теплому
миру через доблестные приключения и благородные дела, к Ней и с Ней, да,
с Ней, и он завоевывал ее, и, обхватив одной рукой, влек в  полет  через
королевство своей души.
   И Руфь, глянув через плечо, увидела отблески этого на его лице.  Лицо
преобразилось, огромные глаза сияли на нем, и сквозь завесу  звуков  со-
зерцали трепетный пульс жизни, исполинские видения; созданные самим  его
духом. Она поразилась. Грубый  нескладный  невежа  исчез.  Плохо  сшитое
платье, руки в ссадинах, обожженное солнцем лицо остались,  но  казались
теперь тюремной решеткой, из-за которой глядит великая душа, безмолвная,
бессловесная, оттого что не умеет выразиться вслух. То  было  мимолетное
озарение, в следующий миг Руфь опять увидела  перед  собой  неотесанного
парня и посмеялась над прихотью своей фантазии. Но что-то от этого мимо-
летного впечатления осталось. И когда Мартину пришла пора уходить  и  он
стал неуклюже прощаться, она дала ему почитать том Суинберна и еще Брау-
нинга - слушая курс английской литературы, она занималась Браунингом. Он
благодарил, краснея и запинаясь, и таким казался мальчишкой,  что  волна
жалости поднялась в ней, жалости неодолимой, поистине  материнской.  Она
уже не помнила ни неотесанного парня, ни плененную душу, и мужчину,  под
чьим по-мужски жадным взглядом ей стало сладко и страшно.  Сейчас  перед
ней был просто мальчишка. Шершавой, заскорузлой рукой он жал ей  руку  и
говорил запинаясь:
   - Самый замечательный день в жизни. Я... это... не привык я  к  тако-
му... - Он беспомощно огляделся. - К таким вот людям, к домам...  В  но-
винку мне это... и нравится.
   - Надеюсь, вы еще навестите нас, - говорила Руфь, пока он прощался  с
братьями.
   Он нахлобучил кепку, смущенно, враскачку шагнул за дверь и исчез.
   - Ну, что ты о нем скажешься - тотчас спросил Артур.
   - Необыкновенно интересен... Будто свежим ветром подуло,  -  ответила
она. - Сколько ему лет?
   - Двадцать... почти двадцать один. Я его  сегодня  спрашивал.  Мне-то
казалось, он много старше.
   "А я на три года старше", - думала она, целуя братьев и желая им спо-
койной ночи.
 
   Глава 3
 
   Мартин Иден спускался по ступеням, а рука сама сунулась в карман пид-
жака. Вынырнула с коричневой рисовой бумагой  и  щепоткой  мексиканского
табаку, искусно свернула цигарку. Он глубоко затянулся и медленно,  нес-
пешно выдохнул клуб дыма. - Черт побери! - громко сказал он  с  благого-
вейным изумлением. - Черт побери! - повторил он. И еще раз  пробормотал:
"Черт побери!" Потом рука потянулась к воротничку, он сорвал его и сунул
в карман. Моросил холодный дождик, а Мартин обнажил  голову,  расстегнул
жилет и зашагал враскачку, как ни в чем не бывало. Он едва замечал,  что
дождит. Восторженно грезил наяву, перебирал в мыслях все только что  пе-
режитое.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.