Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тин. - Там все лучше сохраняется. С голоду я не помру. Вот посмотри-ка!
   Руфь подошла к нему, он согнул руку в локте, и она увидела,  как  под
рукавом рубашки тугим, твердым бугром напружинились мускулы. Зрелище это
было ей неприятно. Оно оскорбляло ее чувства. Но плоть ее, все существо,
каждая клеточка стремились к этой силе, томились по ней, и, чем  бы  от-
шатнуться от Мартина, она опять, сама не зная как, потянулась к нему.  И
в следующий миг, когда Мартин сжал ее в объятиях, ее рассудок, такой да-
лекий от глубин жизни, вознегодовал, а сердце, женское сердце,  которому
ведома сама суть жизни, торжествовало и ликовало.  Вот  в  такие  минуты
Руфь особенно остро ощущала безмерную  любовь  к  Мартину  -  когда  его
сильные руки обнимали ее и крепко сжимали, стискивали  жарко,  до  боли,
она едва не теряла сознание от наслажденья. В такие минуты казалось: все
оправдано - что она предает общепризнанные правила, оскверняет свои  вы-
сокие идеалы, а главное, молчаливо нарушает волю родителей. Они ведь  не
хотят, чтобы она вышла замуж за этого человека. Их возмущает ее любовь к
нему. И сама Руфь - та спокойная, благоразумная Руфь, какой  она  стано-
вится вдали от Мартина, - порой возмущается этой своей любовью. А  рядом
с Мартином она его любит - подчас, правда, любовью  досадливой,  тревож-
ной, но все равно это любовь, и любовь сильнее ее.
   - Грипп - пустяки, - говорил Мартин. - Малость помучил, и голова  из-
рядно болела, но с тропической лихорадкой никакого сравненья.
   - А у тебя и тропическая лихорадка была? - рассеянно  спросила  Руфь,
поглощенная блаженным чувством, которое испытывала в его объятиях.
   Вот так рассеянно она задавала ему вопросы, и он рассказывал, и вдруг
слова Мартина ее испугали.
   Тропической лихорадкой он болел в тайной колонии тридцати прокаженных
на Гавайских островах.
   - Да как же ты там оказался? - возмутилась она.
   Такая великолепная беспечность, когда речь идет о здоровье, - едва ли
не преступление.
   - А я ничего не знал, - ответил Мартин. - Понятия не  имел,  что  там
проказа. Я сбежал с корабля, выбрался на остров и двинулся  подальше  от
берега, хотел укрыться понадежнее. Три дня кормился плодами  гуавы,  ма-
лайскими яблоками, да бананами, всем, что найдется в джунглях.  На  чет-
вертый день набрел на тропу, на узенькую тропинку. Она вела в глубь ост-
рова, в гору. Как раз туда, куда я держал путь, и видно было, что по ней
недавно прошли. В одном месте она шла по гребню горного  кряжа,  узкому,
как лезвие ножа. На самом гребне ширина тропинки была меньше трех футов,
а по обе стороны - пропасть в несколько сот футов глубиной.  Если  иметь
вдоволь патронов, там можно защищаться одному против сотни тысяч.
   Это был единственный путь в глубь острова, где я хотел укрыться.  Че-
рез три часа я вышел по этой тропе в маленькую горную долину, в  выемку,
что образовалась среди выступов застывшей лавы. Долина  была  возделана,
рядами росли таро и плодовые деревья, и стояло с десяток хижин. Но  едва
я увидел жителей, я понял, куда меня занесло. Хватило одного взгляда.
   - Что же ты сделал? - задохнувшись от волнения,  спросила  Руфь;  как
всякая Дездемона, она слушала испуганная и зачарованная.
   - А что было делать? Их вождем оказался добрый старик, болезнь у него
зашла уже далеко, но правил он как король. Это он нашел долину и основал
поселок - что противозаконно. Но у него были ружья и сколько угодно пат-
ронов, а канаки ведь привыкли охотиться на диких коз и  диких  свиней  и
стреляют без промаха. Нет, Мартину Идену было не убежать оттуда. Он  ос-
тался и прожил там три месяца.
   - Но как же ты спасся?
   - Я бы и по сей день торчал там, если бы не одна тамошняя  девушка  -
наполовину китаянка, на четверть белая и на четверть гавайка.  Бедняжка,
она была красавица, и притом образованная. Дочь одной богатой женщины из
Гонолулу, чуть ли не миллионерши. Ну, и эта девушка наконец меня  вызво-
лила. Понимаешь, ее мать давала деньги тому поселку, и девушка  не  боя-
лась, что ее за меня накажут. Только сперва взяла с меня клятву,  что  я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.