Случайный афоризм
То, что по силам читателю, предоставь ему самому. Людвиг Витгенштейн
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нас с Руфью.
   Два дня спустя, съев яйцо с двумя гренками  и  выпив  чашку  чаю,  он
спросил, какие ему пришли письма, но оказалось, читать он еще не может -
слишком болят глаза.
   - Прочти мне, Мария, - попросил он. - Большие длинные конверты не на-
до. Кидай их под стол. Прочти мне маленькие письма.
   - Не знаю читать, - был ответ. - Тереза знает, она ходит в школа.
   Итак, Тереза Сильва, девяти лет от роду, вскрыла письма  и  принялась
читать  их  Мартину.  Он  рассеянно  слушал  длиннейшее  требование   от
агентства проката оплатить пользование машинкой, а сам ломал голову  над
тем, как найти работу. И вдруг не поверил своим ушам, прислушался.
   - "Мы предлагаем вам сорок долларов за право серийного выпуска  Вашей
повести, - медленно по складам читала Тереза, - при условии, что вы сог-
ласитесь с предложенными поправками".
   - Какой это журнал? - крикнул Мартин. - Дай-ка сюда.
   Он мог читать и уже не чувствовал  боли.  Сорок  долларов  предлагала
"Белая мышь", рассказ назывался "Водоворот", тоже один из ранних "страш-
ных рассказов" прочел письмо от начала до конца, еще раз и еще. Редактор
прямо писал, что с идеей повести он, Мартин, не справился, но сама  идея
оригинальна и ради нее они и покупают повесть. Если он разрешает  сокра-
тить ее на треть, они по получении ответа вышлют ему сорок долларов.
   Мартин попросил перо и чернила и написал  редактору,  что  тот,  если
угодно, может сократить хоть на три трети и пускай сразу шлет сорок дол-
ларов.
   Тереза отнесла письмо в почтовый ящик, а Мартин лег и задумался. Зна-
чит, это все же не враки. "Белая мышь" платит по одобрении. В "Водоворо-
те" три тысячи слов. Отнять треть, получается  две  тысячи.  При  сорока
долларах получается два цента за слово. Платят по  одобрении  и  но  два
цента за слово - газеты писали  правду.  А  он-то  думал,  "Белая  мышь"
третьесортный журнальчик! Выходит, он не разбирается в журналах. Он  во-
ображал, будто "Трансконтинентальный" первоклассный журнал, а он  платит
цент за десять слов. "Белую мышь" он ни во что не ставил, а она платит в
двадцать раз больше "Трансконтинентального", и платит по одобрении.
   Что ж, одно ясно: когда он выздоровеет, он не пойдет искать работу. У
него в голове полно рассказов ничуть не хуже "Водоворота", и при  сорока
долларах за штуку можно заработать куда больше, чем на любом  месте  при
любой должности. Он уже подумал, что битва проиграна,  а  она  выиграна.
Правота избранного пути доказана. Дальше все ясно. "Белая мышь" - только
начало, теперь он будет завоевывать журнал за журналом. Работу ради  де-
нег побоку. Правду сказать, это была пустая трата  времени,  поделки  не
принесли ему ни гроша. Он посвятит себя работе, настоящей работе,  будет
изливать все лучшее, что в нем есть. Вот если бы Руфь была здесь и могла
разделить его радость... Просмотрев оставленную на постели почту, он на-
шел письмецо и от нее. Руфь нежно упрекала его не понимая, почему он так
надолго исчез. Мартин с обожанием перечитывал письмо, любовался  ее  по-
черком, каждой буквой, и наконец поцеловал ее подпись.
   А в ответном письме он бесстрашно признался, что не бывал у нее отто-
го, что заложил свой лучший костюм. Написал, что был болен, но уже почти
поправился и дней через десять - пятнадцать (как только обернется письмо
в Нью-Йорк и обратно) выкупит костюм и примчится к ней.
   Но Руфь не пожелала ждать десять, а то и пятнадцать дней. Да еще ког-
да возлюбленный болен. Назавтра же среди дня она приехала в  сопровожде-
нии Артура в экипаже  Морзов,  к  неописуемому  восторгу  всего  выводка
Сильва и всех соседских мальчишек и к ужасу Марии. Она надавала  тумаков
своим отпрыскам, тесно обступившим приезжих на  крохотном  крылечке,  и,
совсем уже несусветно коверкая слова, старалась извиниться за свой  вид.
Закатанные рукава, руки в мыльной пене, намокшая грубая мешковина, повя-
занная вместо фартука, говорили яснее ясного, за каким занятием ее  зас-
тали. Ее постояльца спрашивали двое таких важных господ, что она  совсем
разволновалась и забыла пригласить их в крохотную гостиную.  Направляясь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.