Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нас с Руфью.
   Два дня спустя, съев яйцо с двумя гренками  и  выпив  чашку  чаю,  он
спросил, какие ему пришли письма, но оказалось, читать он еще не может -
слишком болят глаза.
   - Прочти мне, Мария, - попросил он. - Большие длинные конверты не на-
до. Кидай их под стол. Прочти мне маленькие письма.
   - Не знаю читать, - был ответ. - Тереза знает, она ходит в школа.
   Итак, Тереза Сильва, девяти лет от роду, вскрыла письма  и  принялась
читать  их  Мартину.  Он  рассеянно  слушал  длиннейшее  требование   от
агентства проката оплатить пользование машинкой, а сам ломал голову  над
тем, как найти работу. И вдруг не поверил своим ушам, прислушался.
   - "Мы предлагаем вам сорок долларов за право серийного выпуска  Вашей
повести, - медленно по складам читала Тереза, - при условии, что вы сог-
ласитесь с предложенными поправками".
   - Какой это журнал? - крикнул Мартин. - Дай-ка сюда.
   Он мог читать и уже не чувствовал  боли.  Сорок  долларов  предлагала
"Белая мышь", рассказ назывался "Водоворот", тоже один из ранних "страш-
ных рассказов" прочел письмо от начала до конца, еще раз и еще. Редактор
прямо писал, что с идеей повести он, Мартин, не справился, но сама  идея
оригинальна и ради нее они и покупают повесть. Если он разрешает  сокра-
тить ее на треть, они по получении ответа вышлют ему сорок долларов.
   Мартин попросил перо и чернила и написал  редактору,  что  тот,  если
угодно, может сократить хоть на три трети и пускай сразу шлет сорок дол-
ларов.
   Тереза отнесла письмо в почтовый ящик, а Мартин лег и задумался. Зна-
чит, это все же не враки. "Белая мышь" платит по одобрении. В "Водоворо-
те" три тысячи слов. Отнять треть, получается  две  тысячи.  При  сорока
долларах получается два цента за слово. Платят по  одобрении  и  но  два
цента за слово - газеты писали  правду.  А  он-то  думал,  "Белая  мышь"
третьесортный журнальчик! Выходит, он не разбирается в журналах. Он  во-
ображал, будто "Трансконтинентальный" первоклассный журнал, а он  платит
цент за десять слов. "Белую мышь" он ни во что не ставил, а она платит в
двадцать раз больше "Трансконтинентального", и платит по одобрении.
   Что ж, одно ясно: когда он выздоровеет, он не пойдет искать работу. У
него в голове полно рассказов ничуть не хуже "Водоворота", и при  сорока
долларах за штуку можно заработать куда больше, чем на любом  месте  при
любой должности. Он уже подумал, что битва проиграна,  а  она  выиграна.
Правота избранного пути доказана. Дальше все ясно. "Белая мышь" - только
начало, теперь он будет завоевывать журнал за журналом. Работу ради  де-
нег побоку. Правду сказать, это была пустая трата  времени,  поделки  не
принесли ему ни гроша. Он посвятит себя работе, настоящей работе,  будет
изливать все лучшее, что в нем есть. Вот если бы Руфь была здесь и могла
разделить его радость... Просмотрев оставленную на постели почту, он на-
шел письмецо и от нее. Руфь нежно упрекала его не понимая, почему он так
надолго исчез. Мартин с обожанием перечитывал письмо, любовался  ее  по-
черком, каждой буквой, и наконец поцеловал ее подпись.
   А в ответном письме он бесстрашно признался, что не бывал у нее отто-
го, что заложил свой лучший костюм. Написал, что был болен, но уже почти
поправился и дней через десять - пятнадцать (как только обернется письмо
в Нью-Йорк и обратно) выкупит костюм и примчится к ней.
   Но Руфь не пожелала ждать десять, а то и пятнадцать дней. Да еще ког-
да возлюбленный болен. Назавтра же среди дня она приехала в  сопровожде-
нии Артура в экипаже  Морзов,  к  неописуемому  восторгу  всего  выводка
Сильва и всех соседских мальчишек и к ужасу Марии. Она надавала  тумаков
своим отпрыскам, тесно обступившим приезжих на  крохотном  крылечке,  и,
совсем уже несусветно коверкая слова, старалась извиниться за свой  вид.
Закатанные рукава, руки в мыльной пене, намокшая грубая мешковина, повя-
занная вместо фартука, говорили яснее ясного, за каким занятием ее  зас-
тали. Ее постояльца спрашивали двое таких важных господ, что она  совсем
разволновалась и забыла пригласить их в крохотную гостиную.  Направляясь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.