Случайный афоризм
Девиз писателя: "Жить, чтобы писать, а не писать, чтобы жить". Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тебя убью", - сказал Мартин. Вышел в прачечную за топором и  видит,  Джо
крахмалит рукописи. Мартин попытался остановить его, замахнулся топором.
Но топор повис в воздухе, а Мартин вновь оказался в гладильне, и  вокруг
бушевала метель. Нет, это не снег валил, а чеки на крупные суммы, каждый
не меньше чем на тысячу долларов. Мартин принялся их подбирать, и разби-
рал, и складывал в пачки по сто штук, и каждую пачку  надежно  перевязы-
вал.
   Поднял он глаза от этой работы и видит: стоит перед ним Джо и жонгли-
рует утюгами, крахмальными сорочками и рукописями. И то и дело  берет  и
подкидывает еще и пачку чеков, и все это пролетает сквозь крышу,  описы-
вает громадный круг и скрывается из виду. Мартин кинулся на Джо, но  тот
схватил топор и пустил его по летящему кругу. Потом оторвал  Мартина  от
пола и швырнул туда же. Мартин пролетел сквозь крышу, хватаясь за  руко-
писи, и. когда опустился, у него была их целая охапка. Но не успел опус-
титься, как опять его подкинуло, и второй раз, и третий,  и  снова,  без
числа, кругами вверх и вниз. А где-то вдалеке детский тоненький  голосок
напевал: "Закружи меня в вальсе, мой Билли, все кругом, и кругом, и кру-
гом".
   Он схватил топор посреди Млечного Пути из чеков, крахмальных  сорочек
и рукописей и собрался, как только окажется на земле, убить Джо.  Но  на
землю он не вернулся. Вместо этого в два часа ночи Мария услышала  через
тонкую перегородку его стоны, вошла к нему в комнату и принялась  согре-
вать его горячими утюгами и прикладывать  влажные  тряпки  к  измученным
болью глазам.
 
   Глава 26
 
   Утром Мартин Иден не пошел искать работу. Было уже за полдень,  когда
он опамятовался и обвел взглядом комнату, глаза все еще болели.  Восьми-
летняя Мэри, одна из семейства Сильва, которая несла подле  него  вахту,
увидела, что он очнулся, и пронзительно  закричала.  Из  кухни  поспешно
вошла Мария. Приложила натруженную руку к горячему лбу Мартина, пощупала
пульс.
   - Ты поесть будешь? - спросила она. Мартин помотал головой.  Что-что,
а есть ему вовсе не хотелось, даже странно, неужели  он  -  когда-нибудь
бывал голоден.
   - Я болен, Мария. - слабым голосом сказал он. - Что это со  мной?  Не
знаешь?
   - Грипп, - ответила она. - Через два, через три дня проходит.  Сейчас
лучше не ешь. После много можно есть, завтра можно.
   Мартин не привык болеть и, когда Мария  с  дочкой  вышли,  попробовал
встать и одеться. Огромным усилием воли - голова кружилась, а глаза  так
болели, что трудно было держать их открытыми, - он ухитрился подняться с
кровати, но тут же в изнеможении повалился на стол.  Полчаса  спустя  он
ухитрился опять лечь в постель, и только и мог, что лежать, не  открывая
глаз, прислушиваться к болям и слабости. Несколько  раз  входила  Мария,
сменяла холодный компресс на голове. Но больше ничем не тревожила, у нее
хватало мудрости не донимать его болтовней. И он, благодарный,  бормотал
про себя:
   - Будет тебе молочное ранчо, Мария, будет, будет.
   Потом вспомнился уже отошедший в далекое прошлое вчерашний день.  Ка-
залось, с тех пор как  он  получил  письмо  из  "Трансконтинентального",
прошла целая жизнь, целая жизнь прошла с тех пор,  как  он  покончил  со
всем прежним и начал новую страницу. Он из кожи вон лез и вот лежит  по-
верженный. Не замори он себя голодом, ему бы никакой грипп  нипочем.  Он
ослабел, и у него не хватило сил перебороть микроб болезни, который про-
ник в его кровь. И вот что получилось.
   - Что толку написать целую библиотеку и умереть? - спросил он  вслух.
- Меня это не устраивает. Хватит с меня литературы. Я - за  бухгалтерию,
за конторские книги, и за ежемесячное жалованье, и за скромный домик для

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.