Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1837 году скончался(-лась) Александр Сергеевич Пушкин


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тебя убью", - сказал Мартин. Вышел в прачечную за топором и  видит,  Джо
крахмалит рукописи. Мартин попытался остановить его, замахнулся топором.
Но топор повис в воздухе, а Мартин вновь оказался в гладильне, и  вокруг
бушевала метель. Нет, это не снег валил, а чеки на крупные суммы, каждый
не меньше чем на тысячу долларов. Мартин принялся их подбирать, и разби-
рал, и складывал в пачки по сто штук, и каждую пачку  надежно  перевязы-
вал.
   Поднял он глаза от этой работы и видит: стоит перед ним Джо и жонгли-
рует утюгами, крахмальными сорочками и рукописями. И то и дело  берет  и
подкидывает еще и пачку чеков, и все это пролетает сквозь крышу,  описы-
вает громадный круг и скрывается из виду. Мартин кинулся на Джо, но  тот
схватил топор и пустил его по летящему кругу. Потом оторвал  Мартина  от
пола и швырнул туда же. Мартин пролетел сквозь крышу, хватаясь за  руко-
писи, и. когда опустился, у него была их целая охапка. Но не успел опус-
титься, как опять его подкинуло, и второй раз, и третий,  и  снова,  без
числа, кругами вверх и вниз. А где-то вдалеке детский тоненький  голосок
напевал: "Закружи меня в вальсе, мой Билли, все кругом, и кругом, и кру-
гом".
   Он схватил топор посреди Млечного Пути из чеков, крахмальных  сорочек
и рукописей и собрался, как только окажется на земле, убить Джо.  Но  на
землю он не вернулся. Вместо этого в два часа ночи Мария услышала  через
тонкую перегородку его стоны, вошла к нему в комнату и принялась  согре-
вать его горячими утюгами и прикладывать  влажные  тряпки  к  измученным
болью глазам.
 
   Глава 26
 
   Утром Мартин Иден не пошел искать работу. Было уже за полдень,  когда
он опамятовался и обвел взглядом комнату, глаза все еще болели.  Восьми-
летняя Мэри, одна из семейства Сильва, которая несла подле  него  вахту,
увидела, что он очнулся, и пронзительно  закричала.  Из  кухни  поспешно
вошла Мария. Приложила натруженную руку к горячему лбу Мартина, пощупала
пульс.
   - Ты поесть будешь? - спросила она. Мартин помотал головой.  Что-что,
а есть ему вовсе не хотелось, даже странно, неужели  он  -  когда-нибудь
бывал голоден.
   - Я болен, Мария. - слабым голосом сказал он. - Что это со  мной?  Не
знаешь?
   - Грипп, - ответила она. - Через два, через три дня проходит.  Сейчас
лучше не ешь. После много можно есть, завтра можно.
   Мартин не привык болеть и, когда Мария  с  дочкой  вышли,  попробовал
встать и одеться. Огромным усилием воли - голова кружилась, а глаза  так
болели, что трудно было держать их открытыми, - он ухитрился подняться с
кровати, но тут же в изнеможении повалился на стол.  Полчаса  спустя  он
ухитрился опять лечь в постель, и только и мог, что лежать, не  открывая
глаз, прислушиваться к болям и слабости. Несколько  раз  входила  Мария,
сменяла холодный компресс на голове. Но больше ничем не тревожила, у нее
хватало мудрости не донимать его болтовней. И он, благодарный,  бормотал
про себя:
   - Будет тебе молочное ранчо, Мария, будет, будет.
   Потом вспомнился уже отошедший в далекое прошлое вчерашний день.  Ка-
залось, с тех пор как  он  получил  письмо  из  "Трансконтинентального",
прошла целая жизнь, целая жизнь прошла с тех пор,  как  он  покончил  со
всем прежним и начал новую страницу. Он из кожи вон лез и вот лежит  по-
верженный. Не замори он себя голодом, ему бы никакой грипп  нипочем.  Он
ослабел, и у него не хватило сил перебороть микроб болезни, который про-
ник в его кровь. И вот что получилось.
   - Что толку написать целую библиотеку и умереть? - спросил он  вслух.
- Меня это не устраивает. Хватит с меня литературы. Я - за  бухгалтерию,
за конторские книги, и за ежемесячное жалованье, и за скромный домик для

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.