Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

полосованные шрамами, потемневшие от тяжелой работы руки,  будто  в  них
въелась сама грязь жизни, и красная полоса, натертая воротничком, и  мо-
гучие бицепсы. Его грубость отпугивала. Каждое грубое  слово  оскорбляло
слух, а грубость его жизни оскорбляла душу. И все равно опять и опять  к
нему тянуло, и наконец подумалось: наверно, есть в нем какая-то злая си-
ла, иначе откуда у него эта власть над ней. Все, во что она твердо вери-
ла, вдруг стало зыбким. Его необыкновенные приключения и постоянный риск
сокрушали условности. Он так легко встречает опасности,  так  беззаботно
смеется в лицо невзгодам, что кажется, жизнь вовсе не требует  серьезных
усилий и сдержанности, она - игрушка, которой можно забавляться, вертеть
на все лады, беспечно порадоваться ей, а потом беспечно отбросить.  "Так
играй же! - кричало что-то в Руфи. - Прислонись  к  нему,  раз  хочется,
обхвати обеими руками его шею! " Возмутительная, безрассудная мысль,  но
напрасно Руфь напоминала себе, что сама она воплощение чистоты и культу-
ры и обладает всем, чего у него нет. Она огляделась и увидела,  что  все
остальные смотрели на него точно зачарованные; Руфь пришла бы  в  отчая-
ние, не заметь она в глазах матери ужаса, смешанного с  восхищением,  но
все-таки ужаса. Этот человек явился из тьмы и несет в себе зло. Мать по-
нимает это, и значит, это правда. И она доверится суждению  матери,  как
доверялась всегда и во всем. Его огонь уже не грел, и страх перед ним не
пронизывал душу.
   Позднее, за фортепьяно, она играла для него, наперекор ему, играла  с
вывозом, смутно желая подчеркнуть, как  неодолима  разделяющая  их  про-
пасть. Она обрушила на него музыку, словно беспощадные удары дубиной  по
голове, и музыка ошеломила его, подавила, но и подхлестнула. Он  смотрел
на девушку с благоговением. Как и она, ощущал, что пропасть  между  ними
ширится, но еще того быстрее в нем росло стремление преодолеть эту  про-
пасть. Однако слишком чуткий, слишком впечатлительный, не мог он  проси-
деть весь вечер, уставившись в эту пропасть, да еще когда звучит музыка.
Он был необычайно восприимчив к музыке. Словно алкоголь, она воспламеня-
ла его чувства, словно наркотик - подхлестывала воображение и  возносила
над облаками. Она изгоняла низменную прозу жизни, затопляла душу  красо-
той, возвышала, у него вырастали крылья. Той музыки, что играла Руфь, он
не понимал. Совсем по-другому барабанили по клавишам в дансингах и реве-
ла медь духовых оркестров, а ничего, иного он не  слыхал.  Но  в  книгах
что-то попадалось о такой вот музыке, и игру Руфи он принимал больше  на
веру, поначалу терпеливо ожидая певучей мелодии, ясного, простого ритма,
озадаченный тем, что ритмы, постоянно менялись. Вот он как будто  уловил
мелодию, расправил крылья воображения, а она  тут  же  тонет  в  сумбуре
враждующих звуков, которые ничего ему не говорят и возвращают  на  землю
его утратившее легкость воображение.
   В какую-то минуту ему подумалось, уж не хочет ли она  оттолкнуть  его
этой музыкой. Он ощутил ее неприязнь и пытался разгадать, что же твердят
ее пальцы, летая по клавишам. Потом отмахнулся от этой мысли,  недостой-
ной, невозможной, и уже свободней отдался  музыке.  В  нем  пробуждалась
прежняя чудесная окрыленность. Тело стало невесомым, и весь  он  -  дух,
уже не прикованный к земле; и в нем и вокруг  разливалось  ослепительное
сияние; а потом все окружающее исчезло, его подхватило  и  он,  качаясь,
взмыл над миром, над бесконечно дорогим ему миром. Перед глазами  тесни-
лись несчетные яркие картины, в них смешалось знакомое и незнакомое.  Он
входил в неведомые гавани омытых солнцем земель, бродил по  базарам  меж
дикарей, каких еще никто никогда не встречал. Он вдыхал  ароматы  пряных
островов, как бывало теплыми безветренными ночами в  море  или  длинными
тропическими днями, он лавировал в полосе юго-восточных  пассатов  среди
увенчанных пальмами коралловых островков, утопающих в бирюзовом море по-
зади и всплывающих в бирюзовом море впереди. Картины эти возникали и ис-
чезали, быстрые как мысль. Вот верхом на необузданном скакуне  он  летит
по сказочно расцвеченным пустынным просторам Аризоны; а  через  миг  уже
глядит сквозь мерцающий жар вниз, в Долину Смерти, в  гроб  повапленный,
или плывет на веслах по стынущему океану, где  высятся  и  сверкают  под

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.