Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Сидни ШЕЛДОН

                          ПОЛНОЧНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ




                      ПРОЛОГ. КОУЛУН - МАЙ 1949 ГОДА

     - Нужно, чтоб выглядело как несчастный случай. Сможете?
     Его оскорбляли. Он чувствовал, что  начинает  злиться.  Такой  вопрос
можно задать только новичку с улицы. Он едва удерживался, чтобы не сказать
с  сарказмом:  да,  полагаю,  что  справлюсь.  "Вы  предпочитаете,   чтобы
несчастный случай произошел в помещении?  Тогда  я,  тогда  она  упадет  с
лестницы и сломает шею". Как танцовщица из Марселя. "Или она спьяну утонет
в ванне". Как наследница из Гстаада. "А может она переборщит с  героином".
Этим способом он покончил с  тремя.  "Еще  она  может  заснуть  с  горящей
сигаретой". Так он разделался с шведом-детективом  в  гостинице  на  левом
берегу Сены в Париже. "Или вы желаете несчастный случай на свежем воздухе?
К вашим услугам авто- или авиакатастрофа, или же исчезновение в море".
     Но ничего  такого  он  не  сказал,  потому  что,  говоря  откровенно,
человек, сидящий напротив, внушал ему страх. Слишком много ужасного о  нем
рассказывали, и у него были все основания этим рассказам верить.
     Поэтому он ограничился тем, что сказал:
     - Да, сэр, я могу организовать несчастный случай.  Никто  никогда  не
узнает.
     Он едва успел это сказать, как его осенило:  Он  знает,  что  я  буду
знать. Он замолчал.
     Они сидели на третьем  этаже  здания  в  городе  Коулун,  построенном
китайцами в 1840  году  и  окруженном  стеной  для  защиты  от  британских
варваров. Стена была снесена во время второй мировой  войны,  но  остались
другие стены, которые заставляли посторонних держаться подальше от города:
на  узких  кривых  улочках  и   темных   лестницах,   ведущих   во   мрак,
господствовали банды головорезов, наркоманов и насильников. Туристам  сюда
приезжать не рекомендовали, и даже полиция не отваживалась  появляться  на
улице Тун Тау Цен, что на окраине. Через окно до  него  доносился  уличный
шум и хриплые выкрики жителей квартала, говорящих на разных языках.
     Холодные, цвета обсидиана,  глаза  сидящего  напротив  него  человека
продолжали изучать его. Наконец он заговорил:
     - Прекрасно. Как это сделать, решите сами.
     - Да, сэр. Женщина в Коулуне?
     - В Лондоне. Ее зовут Кэтрин. Кэтрин Александер.


     Роскошный автомобиль, за которым следовала машина с  телохранителями,
доставил мужчину с глазами цвета обсидиана в Голубой дом на Ласкар Роу,  в
районе Цим Ша Цуй. Голубой дом предназначался только для избранных.  Среди
его  посетителей  были  главы  государств,  звезды   кино   и   президенты
корпораций. Дирекция дома гордилась тем, что умела держать язык за зубами.
Лет шесть назад девушка, работавшая в доме,  рискнула  поболтать  о  своих
клиентах с журналистом. На  следующее  утро  ее  труп  выловили  в  гавани
Абердин.  Язык  был  вырезан.  В  Голубом  доме  можно  было  купить  все:
девственницу, мальчика, лесбиянку, способную достичь  оргазма  без  помощи
мужского члена, или  животное.  Насколько  ему  было  известно,  это  было
единственное место, где до сих пор не забыли  древнего  искусства  ишинпо.
Голубой дом был царством запрещенных удовольствий.
     На этот раз мужчина с обсидиановыми глазами  заказал  близнецов.  Они
были удивительно похожи, хороши собой,  оба  с  великолепными  фигурами  и
полным отсутствием каких-либо запретов. Он припомнил свой последний  визит

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.