Случайный афоризм
Проблема искусства есть проблема перевода. Плохие писатели те, кто пишут, считаясь с внутренним контекстом, не известным читателю. Нужно писать как бы вдвоем: главное здесь, как и везде, - научиться владеть собою. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                              Сидни ШЕЛДОН



                              КНИГА ПЕРВАЯ


                                    1

                     Нью-Йорк, 4 сентября 1969 года.

     Охотники были готовы нанести последний удар.
     Тысячи лет тому назад в Риме устраивались состязания в  цирке  Нерона
или в Колизее, на которых кровожадные львы на аренах,  покрытых  кровью  и
песком, подкрадывались к жертве, готовясь разорвать ее на куски. Но сейчас
был  цивилизованный  XX  век,  и  представление  было  устроено  в  здании
уголовного суда в деловой части Манхэттена, зал 16.
     В зале находилась  судебная  стенографистка,  чтобы  запечатлеть  это
событие для потомков, и несколько дюжин представителей прессы и  зрителей,
привлеченных заголовками ежедневных газет о судебном процессе по обвинению
в убийстве. Им приходилось занимать очередь у зала суда в семь часов утра,
чтобы обеспечить себе места в зале.
     Обвиняемый - Майкл Моретти, молчаливый красивый  мужчина  тридцати  с
небольшим лет, сидел у стола защитника. Он был высок и строен,  лицо  его,
казалось, состояло из сходящихся плоскостей, что придавало ему  суровый  и
мрачный  вид.  Черные  волосы  были  модно  подстрижены,  на   выступающем
подбородке виднелась неожиданная ямочка, а глубоко посаженные  глаза  были
оливково-черного цвета. На нем  был  сшитый  у  портного  костюм,  голубая
рубашка с синим галстуком и начищенные сшитые  на  заказ  туфли.  Если  не
считать глаз, которые постоянно обшаривали зал, Моретти был неподвижен.
     В роли льва, атакующего его, выступал Роберт  ди  Сильва  -  свирепый
окружной прокурор Нью-Йорка,  представитель  народа.  Если  Майкл  Моретти
излучал покой, то Роберт ди Сильва излучал динамизм. Он мчался  по  жизни,
как будто опаздывал на пять минут на свидание, и  находился  в  постоянном
движении, боксируя с  невидимым  противником.  Он  был  невысок  и  крепко
скроен, с седеющим ежиком на голове. В молодости ди Сильва был боксером, о
чем напоминали шрамы на его лице. Однажды он убил человека  на  ринге,  но
никогда не жалел об этом. Он был болезненно честолюбив, и прокладывал себе
путь к сегодняшнему своему положению, не имея ни денег, ни связей, которые
помогли  бы  ему.  За  время  своего  восхождения  он  приобрел   оболочку
цивилизованного слуги  народа,  но  под  ней  скрывался  уличный  хулиган,
который ничего не забывает и не прощает.
     При других обстоятельствах окружной прокурор, возможно, и не был бы в
этом зале в этот день. У него был большой штат, и любой из его  помощников
смог бы вести это дело. Но ди Сильва с самого начала знал, что будет вести
дело Моретти сам.
     Майкл Моретти, чье имя не сходило с первых страниц газет,  был  зятем
Антонила Гранелли, главы самой большой  из  пяти  восточных  семей  мафии.
Антонил Гранелли старел, и поговаривали, что  Майкла  Моретти  сватают  на
место его тестя. Моретти был замешан во многих преступлениях, от  простого
избиения до убийства, но окружной прокурор ничего не мог доказать, так как
между Моретти и теми, кто выполнял его приказы, была  солидная  прослойка.
Ди Сильва в течение трех лет бесплодных усилий не мог собрать улик  против
Моретти. И вот, наконец, ему повезло.
     Камилло Стела, один из подручных  Моретти,  был  уличен  в  убийстве,
совершенном во время ограбления. В обмен на свою  жизнь  Стела  согласился
"запеть". Это была самая прекрасная музыка, которую ди  Сильва  когда-либо
слышал,  песня,  которая   должна   была   поставить   на   колени   самую
могущественную семью  мафии,  послать  Моретти  на  электрический  стул  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.