Случайный афоризм
Писатель - тот же священнослужитель. Томас Карлейль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Ольга обошла стол и села напротив.
     - Такие вещи и в самом деле интересуют тебя?
     - Биология?
     - Нет, вообще. Я знаю, ты физик.
     Пола отодвинулась вместе с креслом назад  и  вытянула  ноги  на  край
стола.
     - Меня интересует эволюция - не только в биологическом смысле,  но  и
вообще, как из хаоса возникает порядок.
     - Это я и имею в виду. Основной  процесс,  общий  для  любой  области
науки.
     Похоже, Ольга хотела сказать, что наука, постоянный  поиск  истины  -
это то, что объединяет людей всех рас и национальностей.  Они  подчиняются
одним стандартам этики и научной чистоты и честности,  они  говорят  одним
языком. Единственным врагом для них всех был обман, особенно самообман.  И
этот враг был внутри них всех.
     Пола посмотрела через стол, встретив вопрошающий взгляд русской.
     - Да, именно так.
     Другими словами, они стояли по одну сторону той границы,  которая  не
имела ничего общего ни с флагами, ни с государством.  Она  обвела  комнату
взглядом, подняла глаза на потолок,  пожала  плечами  и  вздохнула.  Ольга
кивнула в ответ, как бы говоря, что,  да,  больше  здесь,  в  этом  месте,
безопасно сказать ничего  нельзя.  Но  Пола  почувствовала,  что  она  уже
сделала то, ради чего пришла.


     Они  встретились  снова  этим  вечером,  в  Замке,  на  сером   пляже
окаймляющем резервуар. Полоса-солнце над головой тускнела в  искусственном
закате. Многие тоже вышли наружу, спеша воспользоваться коротким  вечером,
который будет продолжаться до тех пор, пока не включат огни периметра. Над
водой дул легкий ветерок.  Ольга  подняла  воротник  куртки,  которую  она
носила поверх своей униформы, и они не спеша  пошли  вдоль  воды,  к  тому
месту, где пляж заканчивался стеной станции.
     - Для тебя, наверное, не будет большим сюрпризом то, что у меня  были
свои причины помочь тебе тогда, в лазарете? - спросила Ольга.
     Действительно, в  тот  момент  Пола  была  слишком  взвинчена  своими
обстоятельствами, а потом - слишком обрадована тем, что избавилась от них,
чтобы задуматься об этом. Но с тех пор, как она утвердилась в своем  новом
положении, она иногда думала над этим.
     - Нет, не будет, - честно ответила она.
     - Меня не интересует политическая идеология, - начала Ольга. - Это не
больше, чем  обычные  средневековые  религии  и  суеверия,  прячущиеся  за
другими лозунгами. Их назначение то же самое. Управлять  разумом  людей  с
помощью догмы и обмана. Ни одна из систем не ценит истину, свободу,  любую
форму  независимого  мышления,  и  не   терпит   противоположных   мнений.
Инквизиторов Галилея вопрос вращения  Земли  интересовал  не  больше,  чем
американские креационисты  интересуются  происхождением  жизни  на  Земле.
Действительная   причина   в   обеих   случаях   -   вызов   традиционному
непререкаемому авторитету.
     - А наука - это совсем другое, - закончила за нее Пола. - Хорошо,  мы
смотрим на это одинаково. И к чему ты клонишь?
     - Как и многие другие, я пришла к выводу, что этика и  рациональность
научного подхода к пониманию реальности  могут  помочь  создать  фундамент
более разумного мира, - ответила Ольга.  -  На  нашем  пути  стоят  только
неандертальские  политические  системы.  Системы,  как  наша,  подавляющие
свободное волеизъявление, которое  жизненно  важно,  если  хочешь  создать
что-то  лучшее.  Поэтому  я  занялась  политической  деятельностью,  стала
диссидентом, и по пути потревожила  многих  людей.  Говоря  коротко,  меня
лишили научных званий, арестовали, и отправили сюда.
     Пола кивнула.
     - А потом?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.