Случайный афоризм
Дело писателя состоит в том, чтобы передать или, как говорится, донести свои ассоциации до читателя и вызвать у него подобные же ассоциации. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                             Иоанна ХМЕЛЕВСКА

                                РОМАН ВЕКА




     Все началось с того, что у меня развалилась машина. Я возвращалась из
Гданьска в Варшаву  и  за  Пасленком  решила  заехать  в  лес,  пособирать
цветочков. Собственно говоря, это были и не цветочки, а какие-то  веточки,
намеревающиеся что-то из себя выпустить. Была первая половина  марта,  уже
несколько дней стояла чудесная  погода,  светило  солнце  и  флора  успела
отреагировать.
     Въезд в лес представлял собой нечто вроде пятачка,  будто  специально
приспособленного  для  въезда,  разворота  и  выезда,  выглядел  он  сухо,
заманчиво, невинно и я поддалась  иллюзии.  Пятачок  оказался  болотом,  в
котором машина забуксовала навечно.
     Конечно, можно было остановить кого-нибудь на шоссе и вызвать помощь,
но такое простое решение проблемы в голову не пришло. Из мыслей, которые в
ней оказались, одна была особенно ценной, а именно - подождать лета, когда
все высохнет и затвердеет, и тогда уже выехать. Оценив  мысль,  я,  вместо
того чтобы призадуматься, впала  в  дикую  ярость,  забросила  под  колеса
половину лесной растительности и, наконец, выкарабкалась  задом  из  этого
болота с ревом, достойным утопающей коровы. Машина была достаточно  старой
и заезженной, она не выдержала и в  районе  Млавы  разлетелась  на  мелкие
кусочки. Не внешне, естественно, а где-то там внутри, в двигателе.
     В Варшаву я ехала на буксире, оставила машину в  мастерской  и  стала
пользоваться  муниципальными  средствами  сообщения,  в  основном  скорыми
автобусами, полностью исключив такси  -  поездки  автомобилем  в  качестве
пассажира меня невыносимо раздражают.
     Поздним вечером я возвращалась от знакомых из Старого Мяста. Я еще не
отвыкла от собственной машины, не обращала внимание на бег  времени  и  не
подумала о том, что автобусы в один прекрасный момент просто исчезают. Это
открытие я совершила внезапно, и перепугалась так, будто мне угрожала, как
минимум, вселенская катастрофа. Я на полуслове закончила визит и  выбежала
так быстро, что даже не  успела  бросить  взгляд  в  зеркало  и  поправить
прическу. На моей голове был парик, который,  как  я  чувствовала,  слегка
перекосился и образовал идиотскую  челку,  макияж  конечно  размазался  по
всему  лицу,  но   вероятность   встретить   человека,   которому   стоило
понравиться, казалась ничтожной. На улицах было темно, мокро и пусто.
     Выходя с Замковой площади в Краковское Предместье, я увидела  идущего
навстречу человека, который, заметив меня, отреагировал очень странно.  Он
резко остановился, на лице его появилось выражение удивления,  ошеломления
и полного восторга, его ноги сделали  два  шага,  после  чего  приросли  к
тротуару. Я не хочу сказать, что никогда в жизни  нигде  и  ни  в  ком  не
вызывала восхищения, но, тем не менее, такое явное  потрясение  показалось
мне излишним. Я попыталась вспомнить, не знакома  ли  с  ним  случайно,  и
решила, что  должна  выглядеть  исключительно  глупо,  прошла  мимо  этого
застывшего столба и удалилась в направлении автобусной остановки.
     Застывший столб, наверное, снова превратился в человека  и  оторвался
от тротуара, потому что, выходя из автобуса, я увидела его снова. Он  ехал
в том же автобусе, вышел через вторые двери и  смотрел  на  меня  с  таким
страшным напряжением, что перед его взглядом сгущался воздух. Когда я  шла
домой, он плелся сзади, не отрывая взгляда  от  моей  спины.  Это  немного
обеспокоило меня, я боялась, что он пойдет  за  мной  в  подъезд,  в  арке
обернулась и посмотрела на него таким взглядом, от которого ему  следовало
помереть на месте. Не умер он только от того, что под аркой было темно,  и
увидеть, что означает мой взгляд, было трудно.
     Он как раз оказался под  фонарем,  и  я  смогла  к  нему  при  случае

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.