Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

седьмому.  Постепенно  мною  овладевали  отчаяние  и  апатия.  Все  вокруг
настолько прогнило, что казалось, я сама постепенно перехожу в  полужидкое
состояние. У меня не хватало сил тщательно расчищать коридор, так  что  он
катастрофически сужался. Теперь я уже работала лежа.
     Длинный и большой  камень,  лежащий  поперек  кладки,  я  вытащила  с
большим  трудом.  Меньше  усилий  потребовали  два  соседних.   Расковыряв
раствор, вытащила еще два, а потом и третий. Я уже собралась отбросить его
за спину, но что-то вдруг привлекло мое внимание. Известняк, как известно,
светлый камень, а у этого одна сторона была почти  черной.  Я  рассмотрела
его в слабом свете коптилки, попробовала вытереть рукой и замерла: с одной
стороны камень был испачкан землей!
     С отчаянно забившимся сердцем, стиснув от волнения зубы, я  протянула
руку в образовавшуюся дыру и не нащупала камней. Рука уперлась  в  мягкий,
влажный грунт!
     Первую горсть земли я рассматривала так, как ныряльщик  рассматривает
найденную им впервые в жизни черную жемчужину. Мне жаль было выпускать  ее
из рук. Опершись спиной о камни и закрыв глаза, я долго сидела неподвижно,
слушая райскую музыку, заполнившую эту черную нору.
     И откуда только силы взялись! Я сама не заметила,  как  повытаскивала
остальные камни, отделяющие меня от этой чудесной, мягкой, черной земли.
     Вернувшись в камеру, я сосчитала все черточки на стене. Их  оказалось
шестьдесят три. Больше двух месяцев!
     Теперь надо было попытаться привести в порядок взбудораженные чувства
и мысли. Дорога к свободе стала реальностью.  Сброшена  наконец  страшная,
гнетущая тяжесть неуверенности, с которой я боролась  уже  остатками  сил,
боясь себе самой признаться в этом. И вот  я  пробилась  сквозь  проклятую
стену!
     Насладившись  радостью,  я  приступила  к  разработке  конструктивных
планов. Еще раз проверила направление и угол подкопа. Тоннель  должен  был
идти вверх под углом - не очень большим, иначе  я  вылезу  на  поверхность
земли посреди газона во дворе  замка,  но  и  не  очень  маленьким,  иначе
тоннель пройдет под поверхностным слоем почвы вокруг всего  земного  шара.
Мое главное орудие труда - крючок - для земляных работ  оказался  явно  не
пригоден.  Пришла  очередь  кувшина.  Разбивала  я  его  очень  осторожно,
стараясь получить куски покрупнее и не думать о том,  что  будет,  если  в
ходе земляных работ я натолкнусь на монолитную скалу.
     Новое орудие труда вполне себя оправдало, можно сказать, что кувшин в
роли лопаты вполне выдержал  экзамен.  Я  с  таким  энтузиазмом  копала  и
копала, что опомнилась лишь тогда, когда стала задыхаться.  Тут  я  отдала
себе отчет, что, отбрасывая за спину вырытую землю, сама себе рою  могилу.
Следовало что-то придумать.
     Да всякий случай я оставила себе и второй  кувшин,  сообщив  сторожу,
что тоже разбился. Это разгневало сторожа, и  он,  как  видно,  сообщил  о
случившемся шефу, потому  что  на  следующий  день  воду  мне  передали  в
пластмассовой бутылке. Меня это очень огорчило, ибо перечеркивало  надежды
на получение черепков в будущем. Оставалось утешаться мыслью, что  собака,
например, роет землю лапами, почему я не смогу?
     Затем решительным воплем я потребовала шефа. Пришлось  ждать  полдня,
что не улучшило моего настроения.
     - Послушай! - заорала я, как только он появился. - Я надумала!
     - Ну, наконец-то! - радостно отозвался он. - Говори!
     - Шиш тебе! Сам знаешь, что я тебе не верю. Ты  обещал  улучшить  мои
бытовые условия?
     - Получишь все, чего только не пожелаешь. Говори же!
     - Я скажу тебе первое слово. Что я получу за первое слово?
     - А что бы ты хотела?
     - Брезент! Иначе я тут заработаю ревматизм. Если за  первое  слово  я
получу брезент, то подумаю, может, и второе скажу. Сначала  посмотрю,  как
поживется тут с брезентом.
     - Ладно! - проревел он, подумав немного. - Говори первое слово!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.