Случайный афоризм
Большая библиотека скорее рассеивает, чем получает читателя.Гораздо лучше ограничиться несколькими авторами, чем необдуманно читать многих. (Сенека Луций Анней (Младший))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                             Иоанна ХМЕЛЕВСКАЯ

                            ЧТО СКАЗАЛ ПОКОЙНИК




     Алиция ежедневно звонила мне на работу в обеденное  время.  Так  было
удобно нам обеим. Но в тот понедельник у нее были какие-то дела в  городе,
потом ее задержали  на  работе,  потом  она  торопилась  на  поезд,  потом
опаздывала на  встречу  с  Торкильдом,  так  что  позвонить  не  смогла  и
позвонила мне лишь во вторник.
     Фриц ответил, что меня  нет.  Она  поинтересовалась,  когда  я  буду.
По-датски Алиция говорила уже совсем свободно, и  ей  без  труда  давались
даже весьма изысканные и сложные обороты. Фриц ответил, что не знает, и на
этом, скорее всего, их разговор и закончился  бы,  если  бы  Фриц  вопреки
датским обычаям не прибавил кое-что от себя (Алиция, уже изучившая датчан,
по собственной инициативе ни за что не спросила бы ни о чем больше).
     - Боюсь, не заболела ли она, - вот что добавил Фриц. - Вчера ее  тоже
не было.
     Это встревожило Алицию, она стала расспрашивать и выяснила,  что  мое
отсутствие весьма странно, ибо, во-первых, в конце прошлой недели  я  была
здорова  как  бык,  во-вторых,  никого  не  предупредила,  что  не  приду,
в-третьих, я прекрасно знала, что у  нас  много  работы,  я  даже  обещала
несколько рисунков закончить побыстрее,  а  уж  если  обещала,  то  всегда
держала слово. И вот рисунки лежат на столе  незаконченные,  а  меня  нет.
Чрезвычайно странно.
     Обеспокоенная  Алиция  позвонила  мне  домой.  К  телефону  никто  не
подходил, но это еще ни о чем не говорило. Я могла куда  угодно  выйти,  а
домработницы не было дома. Поэтому Алиция позвонила еще раз поздно вечером
и узнала от домработницы, что меня нет,  домработница  не  видела  меня  с
воскресенья, в моей комнате нормальный беспорядок.
     На следующий день, уже не  на  шутку  обеспокоенная,  Алиция  с  утра
висела на телефоне. Меня нигде не было. Домой на ночь я  не  возвращалась.
Никто ничего не знал обо мне. Расспросы Алиции очень встревожили Аниту,  с
которой я договорилась встретиться во вторник, но не пришла и не  подавала
никаких вестей,  а  ведь  Анита  переводила  мою  книжку,  в  чем  я  была
заинтересована куда больше ее. Весь вечер она  была  вынуждена  переводить
одна, злилась, названивала мне, а меня все не было и не было.
     Все это заставило Алицию задуматься. Подумав, она вечером в  четверг,
после  работы,  пришла  ко  мне  домой.  Поговорив  с  домработницей,  она
осмотрела квартиру, проверила наличие моих  вещей,  прочла  вопреки  своим
принципам заправленное в пишущую машинку мое письмо к Михалу, хотя это  ей
ничего не дало, ибо письмо состояло в основном  из  рассуждений  на  тему:
каковы шансы Флоренс на победу в очередных скачках, потом  напилась  кофе,
посидела за столом и ничего не решила. Какое-нибудь любовное  приключение?
Не похоже на меня. Уж скорее можно предположить,  что  мне  очередной  раз
что-то втемяшилось в голову и я решила немедленно ехать в  Польшу.  Причем
ехать в чем была - баз вещей, без денег, без документов, которые лежали  в
столе и среди которых не хватало только  паспорта.  Алиция  обзвонила  все
больницы, звонила в полицию и пожарную команду. Никто обо  мне  ничего  не
знал, я как сквозь землю провалилась.
     Дипломатично,  с  большими  предосторожностями  Алиция  позвонила   в
Варшаву своей подруге и попросила узнать, нет ли меня там. Не было.  Более
того, мои родные как раз получили от меня письмо, в  котором  я  сообщала,
что вернусь только через несколько месяцев.
     Алиция подождала еще сутки и наконец решила заявить в  копенгагенскую
полицию об исчезновении ее подруги, гражданки Польши.
     Полиция соизволила проявить интерес к моей персоне сначала умеренный,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.