Случайный афоризм
Вся великая литература и искусство - пропаганда. Джордж Бернард Шоу
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                            Анатолий СТЕПАНОВ

                               ДЕНЬ ГНЕВА




                                    1

     Вот ведь сука!
     Ведомый  обрыдшей  ему  роскошной  блондинкой   "Ситроен"   проскочил
перекресток у Николы на Хамовниках на желто-красный цвет, упруго покачивая
рубленым задом взлетел на горб путепровода над  Садовым  и  исчез,  нырнув
вниз на Остоженку.
     Отстегнулась!  Сырцов   злобно   ударил   по   тормозам.   Особо   не
обеспокоился: он  знал  ее  привычный  маршрут,  но  раздражала  беспечная
нуворишская наглость. Да и мало ли что  придет  этой  идиотке  в  башку...
Успокаивая  себя,  он  принялся  рассматривать  суетливый  перекресток.  С
набережной, разворачиваясь, уходили на Комсомольский  воняющие  грузовики,
двумя шеренгами с двух сторон тронулись на зеленый летне-осенние люди.  На
осевой пройдя,  как  на  физкультурном  параде,  друг  сквозь  друга,  две
шеренги, достигши тротуаров и превратившись в две стаи, ринулись по  своим
невеселым делам.
     Сырцовская  семерка  рванула  с   места.   Слегка   нарушив,   он   у
Зачатьевского вильнул налево, а  на  Кропоткинской  еще  раз  налево  -  в
Староконюшенный, и к стекляшке-парикмахерской, что в устье Сивцево Вражка.
     "Ситроен", развязно скособочившись, нахально стоял двумя колесами  на
тротуаре у высокого входа в  парикмахерскую.  Сырцов  приткнулся  рядом  и
вылез из-за баранки: решил проверить что и как.
     Поднялся на второй этаж, где женский зал, и, не входя в него,  глянул
в  зеркало  напротив.  Над  блондинистым   затылком   склонилась   изящная
парикмахерша  в  умопомрачительном  халатике.  Окутывая  блондинку  пышной
хламидой, щебетала приветливо.
     Теперь можно и подремать часок.  Он  вернулся  к  своему  автомобилю,
уселся  и  привалился  виском  к  боковому  стеклу.  Впереди  был   клочок
Гоголевского бульвара. Хотелось на бульвар, к шахматистам и  доминошникам,
но работа есть работа.
     Всеобъемлющий  парикмахерский  сеанс  длился  час  сорок.   Блондинка
выпорхнула в половине третьего. Глянула на шикарные часики и заторопилась.
У метро "Кропоткинская" ушла налево по Волхонке и, преодолев Каменный мост
свернула направо. Что-то новенькое.
     Сырцовская семерка следовала за "Ситроеном" на положенной  для  этого
дела дистанции. "Ситроен" миновал театр эстрады и въехал в  арку  ужасного
серого дома. Притормозив у  арки,  Сырцов  проследил,  у  какого  подъезда
остановилась блондинка, и, бросив автомобиль, дробной рысью  рванул  через
двор. Неслышно, на мягких лапах, он почти  нагнал  ее  в  подъезде.  Иного
выхода не было: он не знал кода.  Пришлось  рисковать.  Он  открыл  первую
дверь, когда она, набрав код, открывала  вторую.  Такие  дамочки  обращают
внимание лишь на то, обращают ли внимание на них. Авось не заметит. Сырцов
подставил ногу, и дверь не защелкнулась, упершись в его стопу.  Только  бы
не обернулась. Не обернулась, свернула за угол. Он аккуратно прикрыл дверь
и прислушался. Щелкнули двери лифта. Еще раз щелкнули. Сырцов взглянул  на
секундную стрелку часов и направился к полированным дверцам. Лифт гудел, а
он смотрел на секундомер. Лифт умолк.  Все  ясненько:  пятый  этаж.  Погас
огонек в пластмассовой пупке вызова, и он нажал на нее. Сюда и  туда  лифт
полз, как больная вошь.
     На площадке было две двери. Повезло: он сразу же  подошел  к  нужной.
Там, видимо здороваясь, уже целовались, потому что сытый и нежный  мужской
голос сказал с придыханием:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.