Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                             Анатолий СТЕПАНОВ

                            В ПОСЛЕДНЮЮ ОЧЕРЕДЬ




     Тот апрель был чудесен в Москве. Теплый,  беспрерывно  солнечный,  он
все свои тридцать дней жил в напряженном предчувствии небывалого  майского
счастья. Уже дымились набухавшими почками  старые  деревья  вечно  молодых
московских бульваров для того, чтобы вскоре вместе  с  победными  салютами
взорваться ослепительной зеленью листьев.
     А  теперь  быстрей  -  через  улицу  Горького  на   просторы   самого
знаменитого российского тракта.
     Со  второго  этажа  сине-голубого   троллейбуса   армейский   капитан
рассматривал набегавшее на  него  Ленинградское  шоссе  весны  1945  года.
Рассматривал с отвычки незнакомый и щемяще  родной  путь  своего  детства,
своей юности и своей мужской решимости, с которой три года  тому  назад  в
последний раз совершил этот путь от дома к войне.
     У остановки "Протезный завод" две веселые тетки  помогли  ему  сойти:
капитан был при чемодане и здоровенном вещмешке, а левая рука  действовала
плохо.
     - Спасибо, сестрички! - крикнул он в уплывающую и закрывающуюся дверь
и озабоченно осмотрел себя.
     Он был франт. Хорошего тонкого сукна коротенький  китель  с  выпуклой
ватной грудью и прямыми ватными же  плечами,  той  же  материи,  роскошные
бриджи, смятые в гармошку  маленькие  сапоги  дорогого  хрома  и  фуражка,
основанием блестящего козырька привычно сидевшая на лихой брови.
     Закинув вещмешок за правое  плечо  и  взяв  в  правую  руку  чемодан,
капитан,  скособочась  немного,  побрел  по   Шебашевскому   переулку.   У
четырехэтажного красного кирпича здания школы подзадержался.
     - Шестьсот сорок вторая, - произнес он с удовольствием знакомые цифры
и удивленно дочитал: - Женская!
     Обидно было: он, Александр Смирнов, учился в  этой  школе,  а  сейчас
вот, глядите, женская! Но настроение не  испортилось:  присвистнув,  пошел
дальше, прищуренными счастливыми глазами рассматривая и узнавая забытое  и
вдруг  знакомое:  маленькие  дома,  большие  деревья,  волнистую  булыжную
мостовую.
     Справа беспокойно существовал Инвалидный рынок.
     Палатки с непонятным товаром, ряды  со  скудной  снедью  -  картошка,
соленые огурцы, квашеная капуста, семечки - и люди, торгующие с рук  всем,
чем можно было торговать обнищавшему за  четыре  страшных  года  человеку.
Капитан свернул к  торгующей  толпе.  У  крайнего  ряда  заметил  мешок  с
семечками, подошел, спросил:
     - Почем?
     - Двадцать рублей, - сурово ответил красномордый спекулянт.
     Капитан поставил чемодан,  скинул  вещмешок,  из  нагрудного  кармана
достал толстую пачку денег, вытянул красную тридцатку и сказал строго:
     - Стаканчик-то маловат.
     - Стандарт.
     - Полтора стакана, - приказал капитан и развернулся  к  красномордому
карманом великолепных своих штанов.
     Красномордый посмотрел наконец на покупателя  и  сразу  же  разглядел
иконостас: два Знамени. Отечественной всех степеней. Звездочка,  медаль...
И, почтительно ссыпая в оттянутый им же  карман  семечки,  поинтересовался
грустно:
     - Давно оттуда?
     - Оттуда месяц как, а сегодня прямо с поезда.
     Красномордый кивнул на левую руку капитана:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.