Случайный афоризм
Камин в клубе библиофилов растапливали бестселлерами. (Валерий Афонченко)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                Рекс СТАУТ

                            СМЕРТЬ СОДЕРЖАНКИ




                                    1

     Я стоял и шарил глазами по  сторонам.  Обычно  я  делаю  так  в  силу
привычки, чтобы проверить, не оставил ли я лишних отпечатков там,  где  им
быть не положено, но на сей раз я руководствовался не только привычкой.  Я
должен был убедиться, что и  впрямь  нигде  не  наследил.  А  предметов  в
комнате было предостаточно - модные кресла, искусственный мраморный  камин
без  огня,  роскошный  встроенный  в  шкаф  телевизор,  кофейный   столик,
заваленный журналами, широченный диван и так далее. Решив, что здесь я  ни
к чему не прикасался, я вернулся в спальню. Там все было  слишком  мягким,
чтобы где-нибудь остались отпечатки  пальцев  -  огромный,  во  всю  стену
ковер, розовое покрывало  на  трехспальной  кровати,  кресла,  зачехленные
розовым  же  сатином.  Я  шагнул  вперед,  чтобы  еще  раз  взглянуть   на
распростертое у кровати тело женщины с раскинутыми ногами и  неестественно
вывернутой рукой. Ясное дело, я не притрагивался к телу, чтобы  убедиться,
в самом ли деле женщина мертва, или  чтобы  рассмотреть  поближе  глубокую
вмятину на голове;  но  не  мог  ли  я  случайно  прикоснуться  к  тяжелой
мраморной  пепельнице,  что  лежала  возле  трупа?  Окурки  и  пепел  были
рассыпаны тут же рядом, и я готов был побиться об заклад, что пепельница и
послужила орудием убийства. Я тряхнул головой - нет, не мог я  быть  таким
ослом.
     Я вышел. Дверную ручку, естественно, я вытер и изнутри, и снаружи,  а
на кнопку вызова  лифта,  а  затем  и  на  кнопку  первого  этажа  надавил
костяшкой пальца. Кнопку четвертого этажа, на которую я нажимал  внизу,  я
протер носовым платком. В тесном  вестибюльчике  никого  не  оказалось,  а
входная дверь меня не волновала, поскольку открывал я  ее,  еще  будучи  в
перчатках. Двинувшись в западном направлении к Лексингтон-авеню, я  поднял
воротник пальто  и  натянул  перчатки.  Денечек  выдался,  пожалуй,  самый
промозглый за всю зиму, а пронизывающий ветер тоже не прибавлял комфорта.
     Обычно во время ходьбы я  предпочитаю  не  предаваться  размышлениям,
чтобы не натыкаться на прохожих, но в данном случае ни гадать,  ни  ломать
голову было ни к чему; требовалось лишь одно -  задать  кое-какие  вопросы
человеку, проживающему на третьем этаже дома без лифта на Пятьдесят второй
улице между Восьмой и Девятой авеню. То есть, учитывая, что я находился на
Тридцать девятой улице - в тринадцати коротких кварталах впереди и четырех
длинных кварталах в сторону от меня. Стрелки  моих  часов  показывали  без
двадцати пяти пять. Поймать такси в такое время - все  равно,  что  узреть
восьмое чудо света, а торопиться мне было некуда. Он все равно на задании.
И я потопал дальше пешком.
     Без одной минуты пять я вошел в телефонную будку  бистро  на  Восьмой
авеню и набрал номер. Трубку снял Фриц, и я попросил его соединить меня  с
оранжереей. Минуту спустя в мое ухо ворвался рык Вульфа:
     - Да?
     - Это я, - доложил я. - Случилась маленькая закавыка, так  что  я  не
знаю, когда вернусь. Возможно, к ужину не успею.
     - У тебя серьезные неприятности?
     - Нет.
     - Смогу я с тобой связаться, если понадобится?
     - Нет.
     - Ладно.
     Вульф повесил трубку.
     Такую терпимость он проявил исключительно потому,  что  я  был  занят

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.