Случайный афоризм
Писатель - это человек, которому язык является как проблема и который ощущает глубину языка, а вовсе не его инструментальность или красоту. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                Рекс СТАУТ

                           В ЛУЧШИХ СЕМЕЙСТВАХ




                                    1

     В том, что миссис Рэкхем  договаривалась  о  встрече,  плотно  прижав
палец к губам, не было ничего удивительного. Что необычного может  быть  в
этом жесте, если люди попадают в такой  переплет,  когда  им  не  остается
ничего другого, как обратиться за помощью к Ниро Вульфу?
     Впрочем, в данном  случае  я  несколько  преувеличил  насчет  пальца,
поскольку мы беседовали с миссис Барри Рэкхем по телефону. Все дело было в
ее голосе, приглушенном и нервозном, к тому же она  без  конца  повторяла,
что вопрос у нее совершенно, ну совершенно конфиденциальный -  даже  после
того, как я клятвенно заверил, что мы вовсе не всякий раз спешим известить
прессу о том, что уговорились с  кем-то  о  деловом  свидании.  Заканчивая
разговор,  она  еще  раз  не  поленилась   напомнить,   что   предпочитает
переговорить с мистером Вульфом с глазу на глаз, так что, повесив  трубку,
я решил, что не лишним будет позвонить в банк мистеру Митчеллу, а также  в
"Газетт" Лону Коэну, чтобы аккуратно навести справки о возможном  клиенте.
Естественно,   главным   образом   меня   интересовало,   насколько    она
платежеспособна. Что  ж,  сведения  оказались  утешительными:  стоила  она
добрых четыре миллиона, а то и все пять. Ладно, пусть четыре, и пусть даже
Вульф выставит счет лишь на половину этой суммы, все равно  этого  хватит,
чтобы оплачивать мое  жалованье  (а  я  являюсь  помощником  и  доверенным
секретарем Вульфа, а также по совместительству назойливым  кусакой-оводом,
который не дает ему бить баклуши) в течение ближайших ста шестидесяти семи
лет; добавлю к тому же, что, постоянно проживая в доме Вульфа, я имею  еще
и стол и крышу над головой. Так что, как ни крути,  я  буду  обеспечен  по
гроб жизни, если, конечно, она оценит оказанные ей сыскные  услуги  в  два
миллиона.
     А она вполне могла позволить себе такое, судя по ее виду и  поведению
на следующее утро, в пятницу, в 11:05, когда раздался звонок и я открыл ей
дверь. Рядом с ней на крыльце стоял какой-то мужчина, а она, метнув  рысий
взгляд на восток, потом на запад, оттеснила его плечом, резво проскочила в
дом, уцепила меня за рукав и заявила громким шепотом:
     - Вы не Ниро Вульф!
     В  тот  же  миг  она  отпустила  меня,  схватила  за  локоть   своего
провожатого, перетащила его через порог и громогласно повелела:
     - Зайди и закрой дверь!
     Ну точь-в-точь как герцогиня в лавке ростовщика.
     Я, правда,  всегда  считал,  что  герцогиня  должна  выглядеть  более
привлекательной.  Я  успел  как  следует  разглядеть  эту  парочку,   пока
развешивал взятые из рук мужчины пальто и шляпу. Выглядела  миссис  Рэкхем
парадоксально: все, что выше  шеи,  было  худым  и  костлявым,  а  ниже  -
наоборот, пышным и даже чересчур. На щеках, скулах и подбородке кожа  была
гладкая, туго натянутая, а вот  вокруг  рта  и  носа  разбегались  сеточки
морщин.
     Помогая ей снять меховое манто, я сказал:
     - Послушайте, миссис Рэкхем, вы ведь  пришли  посоветоваться  с  Ниро
Вульфом, не так ли?
     -  Да,  -  прошептала  она.  Потом  кивнула  и  громко  добавила:   -
Естественно.
     - Тогда перестаньте дрожать, если  можете,  конечно.  Мистеру  Вульфу
крайне неприятно, когда женщина дрожит: он может даже вбить себе в голову,
что вы собираетесь закатить истерику, и тогда никто на свете  не  заставит

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.