Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                            Александр СИЛЕЦКИЙ

                       КРАСНЫЙ, ЧТОБЫ ВИДЕТЬ ИЗДАЛИ


     Некто Сойкин, грустный человек двадцати трех лет от  роду,  въехал  в
наш дом раньше всех, а может быть, и позже всех - не суть важно теперь,  я
даже не помню как следует, когда увидел его в первый  раз,  -  кажется,  я
повстречался с ним в самый день приезда, все тогда мне рассказывали о нем:
появился, дескать, новый жилец, к примеру сам же Гошка мог рассказать  про
него, хотя откуда он узнал раньше меня - непонятно.
     Так или иначе, к концу лета дом был  полностью  заселен,  стандартный
девятиэтажный дом,  воздвигнутый  на  городском  отшибе,  у  него  даже  и
двора-то, по людским понятьям, не было - зачем он, этот двор,  если  сразу
за  домом  начиналось  поле,  а  за  полем  лес?  -  и   все   мы   быстро
перезнакомились друг с другом, ну не так, чтобы совсем  по-настоящему,  но
когда каждый день кто-то приезжает, кругом суета  и  масса  лиц,  невольно
запоминаешь своих соседей, и кажется,  будто  живешь  давным-давно,  можно
даже заговорить с кем-нибудь, и  тебе  обязательно  ответят,  как  старому
знакомому,  потому  что  ты  _т_а_к_о_й_  ж_е,  тоже  в   некотором   роде
переселенец.
     С Гошкой мы сошлись мгновенно. Ну, конечно, не в первую  минуту,  как
он появился около дома, это и понятно -  тогда  он  был  занят  и  помогал
разгружать мебель или приехал вообще потом, когда всю мебель внесли в дом,
- Сойкин говорил после, что для въезжающих,  таких  как  мы,  даже  неделя
кажется  одним  днем,  и  все,  если  рассуждать   объективно,   приезжают
одновременно, только транспорт может запаздывать, а Гошка  утверждал,  что
все это ерунда, и что приехал он тогда, когда было необходимо (вот и  поди
его пойми!), - но соглашался, что познакомился со мной раньше всех,  может
быть, даже раньше своего приезда, хотя как это у нас с  ним  получилось  -
ума не приложу.
     В общем, мы познакомились, а Сойкин все-таки появился позже, на  день
или два, или на месяц, или на целый год, но, когда мы увидели его в первый
раз, мы сразу забыли, сколько времени его не знали, - он появился,  и  все
тут, и жизнь началась как бы сначала.
     Собственно, в этом положении не было ничего особенного и неожиданного
- мало ли людей входят в нашу жизнь и выходят из нее незамеченными, а если
все-таки замеченными, то быстро забытыми?  Но  Сойкин  был  не  таков.  Мы
словно чувствовали, знали о том, что повстречаем его, мы ждали  его,  сами
не отдавая себе в этом отчета.
     Сколько нам было лет? Вероятно, десять, ну от силы двенадцать -  ведь
не больше, честное слово,  иначе,  будь  мы  старше,  мы  не  поверили  бы
в_с_е_м_у_ э_т_о_м_у, а если бы нам было меньше лет, мы бы  просто  ничего
не поняли.
     Он стоял тогда возле подъезда, или, может, сидел на  скамеечке  перед
парадной дверью, или, может, глядел на нас с балкона своей квартиры,  или,
может,  просто  подошел  к  нам  и  поздоровался,  хотя  зачем  ему   было
здороваться, ведь он не имел с нами до этого ничего  общего  -  незнакомые
люди ни с того ни с его не здороваются, любому ясно. Помню,  мы  с  Гошкой
подрались, здорово подрались, так, как  дерутся.  Наверное,  только  самые
заклятые враги, хотя врагами мы с ним не были - ни до, ни после этого,  да
и причина размолвки была, скорее всего пустяковой, это _н_а_м_  она  тогда
казалась важной.
     Так или иначе, Сойкин подошел к нам, немножко  посмотрел,  подошел  и
разнял.
     - Дурачье, - сказал он тогда, или сказал еще что-нибудь в этом  роде.
- Кто же так дерется? Руками, ногами, головой... Это нечестно. Надо  уметь
драться, и, уж если пришлось, драться по правилам.
     - Ну да! - возразил Гошка, потный и злой, и показал мне кулак. -  Все

1 : 2 : 3 : 4 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.