Случайный афоризм
Когда творишь, вычеркивай каждое второе слово, стиль от этой операции только выиграет. Сидней Смит
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

      -- Две  тысячи  сто  восемьдесят  третьего  года,  --  не
слишком удивившись этому странному вопросу, ответил капитан.
      Ровно четырнадцать месяцев провел Концентрик, прикованный
цепью к рабской скамье.

      * ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПИРАТ *

     1

      Итак, в конце  XXII  века,  когда  большая  и,  вероятно,
лучшая  часть  человечества  попряталась  по  норам  и занялась
научной работой, нашлось несколько сот тысяч  наиболее  горячих
голов,  которых  романтика  дальних  странствий, жажда телесных
наслаждений, запах рома и копченого мяса влекли  куда  сильнее,
чем вегетарианство и онанизм инженерной эпохи.
      Эти   отчаянные   мужчины   и   женщины,   взбудораженные
собственной атавистической памятью  и  начитавшиеся  авантюрных
романов  прошлого,  прибывали  на Галапагос -- в одиночку или с
приятелями, а порой и с собственным судном, нередко управляемым
небольшим  количеством  весьма   примитивных   биороботов.   Их
дальнейшая  судьба  зависела от личных качеств и, в еще большей
степени, от удачи: женщины почти неизменно  попадали  в  гаремы
Островной Империи (так называлось государство, расположенное на
островах  Загадочного  Архипелага),  многие  мужчины погибали в
первые же дни, очутившись, подобно Концентрику, в плавучем  аду
галерного  рабства,  иные оседали на Галапагосе или на островах
Загадочного  Архипелага,  а  некоторые  --  едва  ли  не  самые
удачливые  --  подписывали  пресловутые контракты и становились
подлинными "джентльменами удачи" этого  моря,  которое  местные
остряки прозвали Южным Блядовитым океаном.
      С  разношерстной  командой,  набранной  из представителей
всех рас и национальностей,  эти  пираты  XXII  века  бороздили
море, наводя ужас на "честных" рабо- и баботорговцев, укрываясь
время   от   времени   в   какой-нибудь  уединенной  бухте  для
кренгования или бросая  якорь  в  каком-либо  островном  порту,
чтобы   сбыть   награбленное,   покутить   и  потерроризировать
"аборигенов", нагнав на них ужас  своей  жестокостью.  Впрочем,
полосы  чудовищных  зверств  столь  часто  чередовались у них с
вспышками благородства и великодушия, да и сам моральный кодекс
обитателей Южного Блядовитого океана был  настолько  покладист,
что  едва  ли можно считать этих пиратов такими уж отъявленными
негодяями, во всяком случае -- в сравнении  с  большинством  их
жертв.
      Как  и  в старые добрые времена, пираты XXII века были не
просто грабителями. В большинстве своем, они представляли собой
плавучую  республику,  в  которой  господствовали   собственные
законы,  порядки и обычаи. При этом, с женщинами они поступали,
смотря по  обстоятельствам;  захваченный  пиратами  торгаш  был
обречен,  но  раб  вполне  мог  рассчитывать на их великодушие.
Более того, капитаны пиратских судов  чаще  всего  и  пополняли
свою команду за счет освобожденных ими рабов.
      Одним  из  таких  пиратов и был капитан Маккормик, хозяин
быстроходного двадцатипушечного капера -- веселый и добродушный
человек, ладный  и  широкоплечий,  со  славным,  чуть  тронутым
веснушками  лицом  и заметно поредевшими рыжими волосами. Роста
он   был   невысокого,   но   силищей,   по-видимому,   обладал
неимоверной.  "Не  с  галер  ли?" -- подумал как-то Концентрик,
разглядывая толстые могучие  руки  капитана.  Но  Маккормик  не
любил рассказывать о себе. О своем прошлом он сообщал лишь, что
зачат  он  был  непорочно и до прибытия на Загадочный Архипелаг

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.