Случайный афоризм
Поэт - это та же женщина, только беременная стихом. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                             Ростислав САМБУК

                            КАРТИНА В ТАЙНИКЕ




                               ЯКУБОВСКИЙ

     Роман Панасович не поверил своим глазам: в  павильоне  на  площади  к
пиву продавали раков, красных вареных раков. И не было очереди.
     Буфетчица приветливо улыбалась посетителям и, очевидно,  говорила  им
что-то приятное, потому что они тоже улыбались в ответ;  это  было  правда
удивительно - пиво, раки и улыбки. Роман Панасович долго стоял, колеблясь:
может ли он вот так, как другие, выпить кружку пива и полакомиться раками?
Искушение было велико, и, наконец,  он  отважился.  Буфетчица  налила  ему
полную кружку. Роман Панасович отхлебнул прозрачного, остро-горького  пива
и с наслаждением ощутил, что оно и в самом деле свежее и крепкое, вздохнул
и разломил рака: в конце концов, и  следователь,  хоть  он  и  из  столицы
республики, тоже человек и может  позволить  себе  выпить  пива  во  время
командировки.
     Роман Панасович ел раков, а взгляд его блуждал далеко  от  павильона.
На глаза ему попались руины крепости. Строили ее, должно быть, навечно, но
беспощадные годы сделали свое: от нее остались камни, поросшие травой.
     Сразу же за руинами начинался сквер, где буйно цвела  таволга.  Слева
площадь обступили дома - может быть, еще времен средневековья -  с  узкими
окнами и массивными воротами. Они прижались друг к  другу,  мрачные  серые
гиганты со стрельчатыми черепичными крышами. За ними высились  современные
многоэтажные здания. А еще дальше тянулись частные усадьбы. В одной из них
и произошло событие, ради которого Козюренко приехал сюда.  При  мысли  об
этом Роман Панасович заторопился. Быстро доел  раков  и,  не  допив  пива,
вышел на улицу.
     Шел и думал, сумеет ли распутать  клубок.  А  может,  и  нет  клубка,
потянешь за ниточку - и все объяснится?..  Такое  случалось,  изредка,  но
случалось. Взглянул на часы и замедлил шаг - у него было еще десять минут,
а до районного отделения милиции два квартала.
     Еще вчера в это время он сидел в своем кабинете в  Киеве,  а  вечером
уже выходил из самолета во  Львове.  От  Львова  до  этого  городка  всего
полчаса езды - двадцать пять километров асфальтированного шоссе.
     Если бы одиночные прохожие, которые  встречались  Роману  Панасовичу,
знали, что этот немолодой, лысеющий мужчина - известный  криминалист,  они
немало бы удивились. Что делать ему в тихом  Желехове?  Правда,  позавчера
городок всколыхнуло известие об убийстве на Корчеватской улице.  Но  чтобы
ради этого приезжал  следователь  из  столицы!  Ведь  убили  всего-навсего
начальника цеха по переработке овощей  районной  заготконторы.  Видно,  не
поделили что-то между собой заготконторовцы, поссорились и порешили его...
     И  все  же  Роман  Панасович  Козюренко  приехал  в  Желехов,   чтобы
расследовать обстоятельства именно этого убийства.
     Вчера утром его вызвал заместитель прокурора республики.
     - На Львовщине убит человек, - сказал он, -  и  дело  это,  очевидно,
связано  с  ограблением  фашистами  в  годы  войны   городской   картинной
галереи... Вам ехать - дело это очень серьезное!
     Из оперативного донесения Роман Панасович узнал, что во время  обыска
в доме убитого  работники  местной  прокуратуры  и  милиции  нашли  хорошо
замаскированный  тайник,  из  которого  извлекли  три  картины.   Директор
областной картинной  галереи  сразу  узнал  в  них  произведения  Сезанна,
Ван-Гога и Ренуара, исчезнувшие при таинственных обстоятельствах во  время
войны и вот уже свыше четверти века разыскиваемые.
     Незадолго до своего бегства из Львова гитлеровские  грабители  решили

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.