Случайный афоризм
Переведенное стихотворение должно показывать то же самое время, что и оригинал. Юлиан Тувим
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

банкирами, предпринимателями,  деятелями науки и культуры, наконец все
то,  что именуется в официальной прессе "работой с документами" -  все
это, как следует из труда Коржакова, есть мираж, фикция, иллюзия.
     Мы не видим ни в тексте, ни на фотографиях Ельцина за исполнением
своих должностных обязанностей.  Книга и перо,  серьезный собеседник и
вдумчивый консультант,  "мозговые штурмы" и рабочие совещания,  чтение
или размышление - сюжеты,  которых нет и не может быть возле человека,
для которого автор был не только самым  доверенным  помощником,  но  и
членом Семьи, другом, ставшим в буквальном смысле "кровным братом". "В
знак верности" Ельцин и Коржаков по-мальчишески "дважды резали руки  и
смешивали кровь" (с.223).
     Если же внимательно  и  неспешно  всмотреться  в  лица  и  сцены,
которые попали в объектив и застыли в кадрах книги,  то обнаруживается
нечто объединяющее.  Объединяет их постоянное присутствие алкоголя  на
столах  и  следы  опьянения  на  физиономиях.  Читателю не найти в них
главного,  что   должно   отличать   членов   высшей   государственной
администрации   от  большинства  так  называемых  простых  граждан,  -
интеллекта,  признака напряженной умственной работы, общей культуры, в
конце концов.  Все,  кто оказался в объективе фотоаппарата (а позируют
они с видимым  удовольствием),  находятся  в  расслабленном  состоянии
"кайфа",  полученного  от  уютного  времяпрепровождения.  "Кайф" лежит
печатью  на  лицах  и  фигурах   вне   зависимости   от   возраста   и
государственного  ранга,  изобличается  в  костюмах - майках,  шортах,
трусах  или  пижамах.  Хари  вместо  лиц,  телеса   вместо   тел!   Не
каждодневный труд во благо Отечества,  а непрерывный отдых,  изнурение
едой,  вином и весельем изо дня в день,  из месяца в месяц,  из года в
год - вот их образ жизни.
     Перед читателем оказываются не высшие  должностные  лица  страны,
вот   уже   10   лет   находящейся  в  состоянии  все  углубляющегося,
изматывающего кризиса, а теплая компания ни в чем себе не отказывающих
дачников,  которым ни до чего нет дела,  вся страсть которых уходит на
то, чтобы наслаждаться дармовым достатком и казенной роскошью.
     Текст книги  приобретает,  таким образом,  не самостоятельное,  а
вспомогательное значение,  оказывается в действительности  всего  лишь
подстрочным   комментарием  к  фотографиям,  который  завершает  общую
картину духовно-нравственного и  общественно-политического  разложения
режима. Вот несколько наиболее запоминающихся и ярких примеров.
     1987 г. Ельцин выступил на пленуме ЦК КПСС, чуть позже на пленуме
Московского   горкома,   где  неожиданно  "признал  прежнее  поведение
ошибочным,  покаялся перед партией".  Оказывается, Ельцин заболел, и в
тот  день,  когда  проходил  второй  пленум,  был  в больнице.  "Перед
отъездом врач влил в Ельцина смертельную дозу баралгина",  после  чего
он     "перестал     реагировать    на    окружающих    и    напоминал
загипнотизированного лунатика".  В таком состоянии  и  выступал.  Врач
Д.Д. Нечаев,   о   котором   идет   речь,  затем  стал  личным  врачом
Черномырдина. Автор книги вскользь замечает, что "вся семья ненавидела
этого  человека",  а  Ельцин,  увидев  его раз вместе с Черномырдиным,
"просто остолбенел" (с.65-66). Вот только автор запамятовал написать о
насильственной смерти Нечаева в 1994 г.,  тайна которой так и остается
за семью печатями.
     1991 г.  Незадолго  до  начала  первых выборов президента в РСФСР
Ельцин колеблется - кого избрать вице-президентом?  Первый кандидат  -
Бурбулис,    "выдававший    себя    за    проницательного   психолога,
интеллигентного философа". Но он все сам испортил. Живя в подмосковном
Архангельском,  там же,  где и семья Ельцина,  он однажды,  находясь в
компании с женой и младшей дочерью своего шефа,  "во время тоста начал
материться", а затем "от спиртного ему сделалось дурно, и он, особо не
стесняясь,  отошел в угол комнаты и очистил желудок,  а затем как ни в
чем не бывало продолжил тост" (с.120-121).
     1991 г.  Тайная вечеря в Вискулях,  так  называемый  "беловежский

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.